Опубликован: 21.01.2017 | Уровень: для всех | Доступ: платный
Лекция 13:

СССР во второй половине 20-х - 30-е гг. ХХ в.

< Лекция 12 || Лекция 13: 1234 || Лекция 14 >

Экономическое и социальное развитие СССР в 20-30-е гг.

Политика индустриализации

Во второй половине 20-х гг. возникла потребность корректировки экономической политики, которая была связана с объективным ходом развития страны.

Во-первых, окрепли единоличные хозяйства, частный капитал стал играть заметную роль в экономике, обнажились диспропорции в развитии отдельных отраслей экономики.

Во-вторых, одновременно сократился приток продуктов питания на городской рынок, появились трудности с экспортом сельскохозяйственных продуктов, начались заготовительные кризисы, возникла угроза инфляции.

В-третьих, попытки правительства стабилизировать положение в стране при помощи административных методов не дали результатов.

Налицо был глубокий социально-экономический кризис, грозивший перерасти в политический. Выход из сложившейся ситуации руководство партии видело в наступлении социализма. Партийные лидеры понимали, что дальнейшее осуществление нэпа ведет к ослаблению режима диктатуры пролетариата, подрывает однопартийную систему.

В этих условиях неотложной потребностью стала модернизация экономики, главным условием которой являлось техническое совершенствование (перевооружение) всего народного хозяйства.

Индустриализация — создание крупного машинного производства, прежде всего тяжелой промышленности (энергетики, металлургии, машиностроения, нефтехимии и других базовых отраслей); превращение страны из аграрной в индустриальную, обеспечение ее экономической независимости и укрепление обороноспособности; техническое переоснащение народного хозяйства.

В декабре 1925 г. на XIV съезде ВКП(б) был провозглашен курс на индустриализацию. Законодательно закреплен в апреле 1927 г. IV съездом Советов СССР.

Поставлена задача превратить СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, их производящую, затем провести машинизацию всего народного хозяйства и на этой основе добиться ускоренного развития.

В СССР речь шла о возобновлении индустриализации, начатой еще в дореволюционное время и прерванной событиями 1917 г. Разногласия возникли при выборе концепции индустриального развития страны.

Группа членов Политбюро (Н.И. Бухарин, А.И. Рыков, М.П. Томский, Ф.Э. Дзержинский и др.) считала необходимым поддержать индивидуальное хозяйство бедняка и середняка, изыскивая для этого дополнительные средства, в том числе за счет повышения налогов на деревенские "верхи", нормализовать, а затем регулировать рынок посредством гибких, отвечающих хозяйственной конъюнктуре закупочных цен и маневрирования госрезервами, для создания резервов использовать закупки зерна за рубежом; активно развивать легкую промышленность и, только обеспечив подъем сельского хозяйства, постепенно начинать индустриализацию.

Г.Е. Зиновьев и Л.Б. Каменев предлагали увеличить налоги с крестьян, чтобы за счет этого покупать технику за границей ("новая оппозиция"; их поддерживали Г.Я. Сокольников и Н.К. Крупская).

Радикальные взгляды были у Л.Д. Троцкого и его сторонников. В феврале 1926 г. Троцкий выдвинул лозунг: "Диктатура промышленности". Планы грандиозной индустриализации в 1926 г. выдвигал Пятаков. В июле 1926 г. за сверхиндустриализацию высказывался и Куйбышев. Предлагалось увеличить налоги с крестьянства, перенести в управление хозяйством военно-командные методы.

И.В. Сталин также выступал за ускоренную индустриализацию. Сталинская концепция предусматривала свертывание нэпа, укрепление административного контроля города над деревней, ликвидацию рыночных отношений, подавление экономической свободы производителя, жесткое планирование, перекачку средств из сельского хозяйства в промышленность, ускорение темпов индустриализации, вытеснение частного капитала. Напряженные темпы хозяйственного развития должны были позволить в кратчайшие сроки (по мнению разработчиков концепции) догнать и перегнать ведущие капиталистические страны по основным экономическим показателям.

Индустриализация, таким образом, превращалась в орудие переустройства общества. Главной целью она ставила изменение социальной структуры и ликвидацию класса предпринимателей, упрочение политического господства большевиков.

С конца 20-х гг. государство приступило к планированию, начали разрабатываться пятилетние планы, составляемые без учета издержек, которые со временем превратились в твердые задания по производству продукции.

В проведении индустриализации некоторые историки выделяют 3 этапа: 1) 1926-1928 гг.; 2) 1928-1932 гг.; 3) 1933-1937 гг. Ряд других исследователей разделяют ход индустриализации по довоенным пятилеткам: 1) 1928-1933 гг.; 2) 1933-1937 гг.; 3) 1938-1942 гг. (прервана в июне 1941 г.). Первый пятилетний план (1928/29-1932/33 гг.) вступил в действие 1 октября 1928 г.

К разработке проекта плана были привлечены А.Н. Бах (ученый-биохимик), И. Г. Александров и А.В. Винтер (ученые-энергетики), Д.Н. Прянишников (агрохимик). План был утвержден на V Всероссийском съезде Советов в мае 1929 г. Главной задачей пятилетки было провозглашено превращение страны из аграрной в аграрно-индустриальную.

Темпы социалистического строительства ("Пятилетку — в четыре года") вскоре были значительно повышены. Руководство страны выдвинуло лозунг — в кратчайшие сроки догнать и перегнать в технико-экономическом отношении передовые капиталистические страны. За ним стояло желание в кратчайшие сроки любой ценой ликвидировать отставание в развитии страны и построить новое общество. Промышленная отсталость и международная изоляция СССР стимулировали выбор плана форсированного развития тяжелой промышленности.

В первые два года пятилетки, пока не иссякли резервы нэпа, промышленность развивалась в соответствии с плановыми заданиями и даже превышала их. В начале 30-х гг. темпы ее роста упали в результате следующих причин:

  • новые контрольные цифры не были продуманы и не имели под собою реальной основы;
  • ускоренные темпы индустриализации потребовали увеличения капиталовложений; субсидирование промышленности велось в основном за счет внутрипромышленного накопления.

Возникла необходимость перераспределения национального дохода через госбюджет в пользу индустриализации. Средства для нее предполагалось изыскивать:

  • в сфере сельскохозяйственного производства;
  • в легкой промышленности;
  • от доходов, приносимых монополией внешней торговли;
  • за счет усиления налогового бремени;
  • в результате получения дополнительных средств от займов;
  • за счет эмиссии денег, что вызвало резкое углубление инфляции.

В 1927 г. был реорганизован аппарат ВСНХ, продолжался процесс централизации хозяйственного управления. В промышленности административный способ распределения ресурсов стал подменять собой рациональное планирование. Наблюдались явные противоречия между плановыми показателями и реальной возможностью их выполнения.

Начавшаяся индустриализация потребовала обновления технических кадров. В апреле 1928 г. было заявлено о саботаже старой технической интеллигенции ("шахтинское дело"). С этого времени начинается массовое изгнание обвиненных в "правом уклоне" или "чуждом социальном происхождении" сотрудников Госплана, ВСНХ, ЦСУ, Наркомзема и Наркомфина.

В 1930-1931 гг. прошли многочисленные судебные процессы над "саботажниками" из среды "буржуазных специалистов" ("Промпартия", "Крестьянская трудовая партия", специалисты ВСНХ и др.).

Наступление на старые кадры и широкое выдвижение на руководящие посты рабочих — членов партии — негативно сказались на развитии производства. В июне 1931 г. была сделана попытка остановить этот процесс. Осуждены уравниловка в оплате труда, слишком быстрое выдвижение неквалифицированных кадров в руководство предприятиями. Некоторые дискриминационные меры по отношению к старым кадрам отменялись (например, ограничение допуска детей к высшему образованию).

С 1929 г. начинает развиваться массовое социалистическое соревнование трудящихся (движение ударничества, встречных планов и др.), с 1935 г. — стахановское движение.

С ноября 1932 г. вводятся строгие наказания за неявку на работу, трудовые книжки, в которых фиксировались все предыдущие места работы, предъявление их было обязательным при устройстве на работу. Вводилась система прописки, целью которой было уменьшение текучести кадров.

В 1930 г. прошла массовая чистка старых профсоюзных кадров, профсоюзы превращались в инструмент выполнения государственных планов.

В январе 1930 г. принято постановление ЦИК и СНК "О кредитной реформе". Госбанк становился единственным распорядителем краткосрочных кредитов. Частные кредитные организации, во множестве появившиеся в годы нэпа, закрывались; в 1932 г. частным лицам запрещалось открывать магазины и лавки.

В годы первой пятилетки закладывались основы Турксиба — железнодорожной трассы протяженностью 1500 км, тракторного завода на Волге. Начинается история Днепрогэса, химических комбинатов под Москвой, в Хибинах, Березниках, Соликамске, металлургических предприятий в Сибири и на Украине, новых шахт в Донбассе и др.

Начало пятилетки свидетельствовало, во-первых, о рывке, об ускорении работ по первоочередному развитию тяжелой промышленности, во-вторых, о том, что само создание этой промышленности стало центром и даже сутью политики индустриализации (В.С. Лельчук).

В 1933 г. было объявлено, что первый пятилетний план был выполнен досрочно за 4 года и 3 месяца, однако на самом деле "откорректированные" задания плана по выпуску большинства видов продукции выполнить не удалось.

Второй пятилетний план (1933-1937 гг.) был утвержден XVII съездом партии в январе 1934 г. Задача: завершить переходный период от капитализма к социализму, построить материально-техническую базу социализма. Несмотря на громкий лозунг, задания плана — по сравнению с предыдущей пятилеткой — выглядели более реалистичными и умеренными.

План сохранял тенденцию на приоритетное развитие тяжелой индустрии в ущерб отраслям легкой промышленности. Его главная экономическая задача заключалась в завершении реконструкции народного хозяйства на основе новейшей техники для всех его отраслей.

За годы второй пятилетки были сооружены 4,5 тыс. крупных промышленных предприятий. Вошли в строй Уральский машиностроительный и Челябинский тракторный, Ново-Тульский металлургический и другие заводы, десятки доменных и мартеновских печей, шахт и электростанций. В Москве проложена первая линия метрополитена. Ускоренными темпами развивалась индустрия союзных республик. На Украине были возведены предприятия машиностроения, в Узбекистане — заводы по обработке металла.

Во второй пятилетке продолжалась борьба за повышение производительности труда. Главный лозунг пятилетки: "Кадры решают все!" На многих предприятиях выдвигались встречные планы производственного развития, более высокие по сравнению с установленными. Трудовой энтузиазм рабочего класса имел большое значение для решения задач индустриализации.

Завершение выполнения второго пятилетнего плана было объявлено досрочным — снова за 4 года и 3 месяца. В некоторых отраслях промышленности действительно были достигнуты очень высокие результаты. В 3 раза выросла выплавка стали, в 2,5 раза — производство электроэнергии. Возникли мощные индустриальные центры и новые отрасли промышленности: химическая, станко-, тракторо- и авиастроительная. Вместе с тем развитию легкой промышленности, производящей предметы потребления, не уделялось должного внимания. Сюда направлялись ограниченные финансовые и материальные ресурсы, поэтому результаты выполнения второй пятилетки по группе "Б" оказались значительно ниже запланированных.

Задания третьего пятилетнего плана (1938-1942 гг.), утвержденного XVIII съездом ВКП(б) в марте 1939 г., предусматривали дальнейшее приоритетное развитие тяжелой промышленности. Главные усилия были направлены на развитие отраслей промышленности, обеспечивающих обороноспособность страны. К 1941 г. в эти отрасли направлялось до 43% общих капиталовложений.

В годы третьей пятилетки на Урале, в Сибири, Средней Азии ускоренными темпами развивалась топливно-энергетическая база. Большое значение имело создание "второго Баку" — нового нефтедобывающего района между Волгой и Уралом. Особое внимание обращалось на развитие металлургической промышленности — основы военного производства (Магнитогорский и Нижнетагильский комбинаты).

Вместе с тем политика в области вооружения имела отстающий от Запада и в первую очередь от фашистской Германии характер. На ускорение внедрения военной техники повлиял опыт Советско-финляндской и начавшейся в 1939 г. Второй мировой войны.

Главный политический лозунг третьего пятилетнего плана носил демагогический характер — догнать и перегнать по уровню производства продукции на душу населения развитые капиталистические страны. Эта установка исходила из завышенных показателей второго пятилетнего плана.

Несмотря на несомненные успехи (в 1937 г. СССР по объему производства вышел на 2-е место в мире после США), промышленное (и особенно техническое) отставание от Запада не было преодолено. Кроме того, наблюдалось заметное отставание в области технологий и особенно в выпуске предметов народного потребления.

В области экономики продолжала развиваться система государственного социализма — жесткого планирования, распределения и контроля во всех сферах хозяйственной деятельности. Были расширены полномочия Госплана, создан Наркомат государственного контроля. Укреплялись командно-административные методы управления, которые, несмотря на значительные недостатки, сыграли положительную роль в мобилизации экономических и людских ресурсов в военное время.

Таким образом, индустриализация проходила с большим напряжением сил, так как не хватало ни капиталов для инвестиций, ни квалифицированных кадров — инженеров, конструкторов, рабочих. Источники накопления капитала для инвестиций в промышленности:

  • продажа драгоценных металлов и художественных ценностей;
  • ограбление деревни;
  • труд заключенных;
  • резкое снижение цен на западно-европейские промышленные товары в результате депрессии (кризиса конца 20 — начала 30-х гг.).

В результате индустриализации СССР вышел на второе место в мире по объему промышленного производства. Индустриализация позволила быстро ликвидировать безработицу, но более половины промышленных рабочих было занято тяжелым физическим трудом.

Главный итог "большого скачка" — закрепление командно-административных методов управления экономикой. Этот период по праву оценивается (несмотря на все недостатки) как промышленное преобразование страны, обеспечившее технико-экономическую независимость СССР в сложных внешнеполитических условиях.

Коллективизация сельского хозяйства

Коллективизация в СССР — объединение мелких единоличных крестьянских хозяйств в крупные, коллективные путем производственной кооперации.

Первые коллективные хозяйства стали возникать еще на рубеже 1917-1918 гг. Тогда же определились и три их формы, различающиеся степенью обобществления:

  • ТОЗы (товарищества по совместной обработке земли);
  • артели (обобщены основные средства производства: земля, инвентарь, скот, включая мелкий скот и птицу);
  • коммуны (большая степень обобществления производства и даже быта).

В первые годы преобладали артели и коммуны, но в период нэпа количество колхозов резко сократилось. В 1926 г. они объединяли около 1% крестьянских хозяйств, причем преимущественно бедняцких. Одновременно, как один из возможных способов социалистического переустройства деревни, рассматривается создание государственных хозяйств, напрямую субсидируемых из казны (совхозов).

Кооперативный план предусматривал преобразование сельского хозяйства на основе коренной технической реконструкции, подъема общей культуры деревни. К середине 20 — началу 30-х гг. объективный ход социально-экономического развития страны поставил государство перед необходимостью решения этих вопросов. Хозяйствование на мелких клочках земли с помощью примитивных орудий обрекало крестьян на тяжелый ручной труд, обеспечивая им всего-навсего поддержание существования, бесконечное воспроизводство все тех же отсталых условий труда и быта. Низкий уровень сельскохозяйственного производства сдерживал общее экономическое развитие страны, ставил серьезные преграды начавшейся индустриализации.

Круг вопросов, связанных с историей коллективизации, весьма широк. Здесь и развитие сельского хозяйства в условиях нэпа, и расслоение крестьянства, сохранение в его среде кулачества на одном полюсе, бедноты и батрачества — на другом, и развитие кооперации, и внутрипартийная борьба вокруг вопросов, связанных с путями и темпами социалистических преобразований.

У исследователей не вызывает сомнений, что индустриальный рывок тяжело отразился на положении крестьянских хозяйств. Кроме того, страна в середине 20-х гг. оказалась на грани экономического и политического кризиса. Причинами создавшегося положения являлись:

  • возбуждение недовольства сельского населения из-за чрезмерного налогового обложения;
  • непомерное увеличение цен на промышленные товары и одновременное искусственное занижение государственных закупочных цен на продукты сельского хозяйства ("ножницы цен"), вследствие чего крестьяне, чтобы прокормиться, стали выращивать технические культуры в ущерб производству продуктов питания, уходили на лесоразработки или стройки либо занимались кустарными промыслами;
  • низкие закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию, разорявшие бедняков и середняков (кулаки дробили свои хозяйства в целях сокрытия доходов);
  • нехватка продовольственных товаров, приводившая к повышению на них рыночных цен, что наносило удар по городскому населению;
  • сокращение посевных площадей, обусловливавшее сокращение закупок сельскохозяйственной техники.

В конце 1927 — начале 1928 г. разразился хлебный кризис, под угрозу были поставлены продовольственное снабжение городов, планы экспорта и импорта, план индустриализации (об остроте этого кризиса свидетельствует, например, введение в 1928 г. карточной системы распределения продуктов питания в городах). Государство, с одной стороны, вынуждено было прибегнуть к чрезвычайным мерам в области хлебозаготовок, а с другой стороны, взять курс на сплошную коллективизацию.

В декабре 1927 г. XV съезд ВКП(б) определил, что коллективизация должна стать основной задачей партии в деревне. До сих пор прочно сохраняется один из исходных стереотипов сталинской концепции, будто этот партсъезд провозгласил "курс на коллективизацию". Однако такая трактовка его решений соответствует скорее последующей практике, а не их подлинному содержанию. В действительности же на съезде речь шла о развитии всех форм кооперации, о том, что перспективная задача постепенного перехода к коллективной обработке земли будет осуществляться "на основе новой техники (электрификации и т.д.)", а не наоборот: к машинизации на основе коллективизации. Ни сроков, ни тем более единственных форм и способов кооперирования крестьянских хозяйств съезд не устанавливал (В.П. Данилов).

Точно так же решение съезда о переходе к политике наступления на кулачество имело в виду последовательное ограничение возможностей крестьянских хозяйств, их активное вытеснение экономическими методами, а не методами разорения или принудительной ликвидации. Кулацкими считались хозяйства, применявшие наемный труд и машины с механическим приводом, а также занимающиеся торговлей (в 1929 г. на их долю приходилось 2,5-3% общего числа крестьянских дворов).

Задачи наступления на капиталистические элементы и в городе и в деревне формулировались с большой осторожностью: обеспечить относительное сокращение при еще "возможном абсолютном росте".

В конце 20-х гг. в стране было немало противников немедленной и быстрой коллективизации крестьянских и казачьих хозяйств, которые убедительно аргументировали свою точку зрения. Вне правящей партии это были крупные ученые-экономисты Н.Д. Кондратьев, А.В. Чаянов. В рядах ВКП(б) предостерегали против поспешной коллективизации Н. И. Бухарин, А.И. Рыков, М.П. Томский и многие другие. В борьбе противоположных точек зрения на XV съезде ВКП(б) (апрель 1929 г.) фактически была выработана компромиссная точка зрения. Суть ее заключалась в признании правомерности и долговременности развития в деревне мелких крестьянских хозяйств и в оказании им государством всесторонней помощи. При этом признавались "ограниченные возможности" мелкого крестьянского хозяйства и предлагалось в перспективе неторопливое развитие более производительных коллективных хозяйств.

Однако эти умеренные планы социалистических преобразований были отвергнуты находившейся у власти в ВКП(б) и советском государстве группой И.В. Сталина. Вопреки коллективно принятым решениям, Сталин в своих выступлениях, главным образом на секретных совещаниях, потребовал ускорения социалистических преобразований в деревне.

Первоначально тип кооперации не был определен, но уже в марте 1928 г. предпочтение явно отдавалось колхозам (с артельной формой кооперации). В 1928 г. был принят закон "Об общих началах землепользования и землеустройства", предоставлявший колхозам льготы по получению земли и пользованию ею, кредитованию и налогообложению. Ограничивалась аренда земли кулаками, запрещалось выделение на хутора зажиточных хозяйств. В помощь колхозам с ноября 1928 г. создавались государственные машинно-тракторные станции (МТС). Непосредственное руководство колхозным строительством осуществлял секретарь ЦК ВКП(б) по работе в деревне В. М. Молотов. Был создан Колхозцентр СССР, возглавляемый Г.Н. Каминским.

О переходе к созданию коллективных хозяйств Сталин объявил в статье "Год великого перелома", опубликованной в "Правде" 7 ноября 1929 г. Он определил и сроки коллективизации — три года. Таким образом, фактически был взят официальный курс на сплошную коллективизацию крестьянских хозяйств.

Отсутствие четких указаний и законов, на основе которых должен был осуществляться этот процесс, привело к административному произволу. К организации колхозов были привлечены городские жители, плохо знакомые с сельским хозяйством, с традициями деревенской жизни, психологией сельчан ("двадцатипятитысячники").

Ходом коллективизации руководили районные "тройки" — чрезвычайные органы власти, в состав которых входили представители исполкомов, райкомов, ОГПУ. В качестве активистов выступали сельские комсомольцы и коммунисты, ударной силой являлась беднота, которая получила значительные материальные выгоды.

Выделено три зоны коллективизации с различными сроками ее проведения:

  1. основные районы товарного земледелия (Поволжье, Северный Кавказ) — один год;
  2. Украина, Сибирь, Урал, Центрально-Черноземная область — два года;
  3. остальные районы страны — три года.

Главной задачей коллективизации партия провозгласила ликвидацию кулачества как класса. Порядок раскулачивания определялся секретной инструкцией ЦИК СССР и Совнаркома от 4 февраля 1930 г., согласно которой запрещалась аренда земли и наемный труд; кулачество было разделено на три категории:

  • кулаков, участников антисоветских движений, предписывалось арестовывать (их дела передавали в ОГПУ);
  • зажиточных крестьян, пользовавшихся влиянием, переселять в пределах области или в другие области;
  • остальных кулаков расселять на худших землях, вне колхоза.

Раскулаченными оказались не только "крепкие" крестьяне, но и так называемые середняки. В целом в результате раскулачивания из деревни были изгнаны наиболее грамотные, опытные, предприимчивые крестьяне.

Начавшееся в феврале-марте 1930 г. массовое раскулачивание вызвало крестьянские выступления, в которых принимали участие более 700 тыс. человек. Начинается отход крестьянских семей в город, массовый убой скота, восстания.

Чтобы сбить волну нарастающего протеста, Сталин в марте-апреле 1930 г. опубликовал статьи "Головокружение от успехов" и "Ответ товарищам колхозникам". В них вся вина за "перегибы" была возложена на местное руководство. Тогда же, 1 марта 1930 г., был утвержден Примерный устав сельскохозяйственной артели: наряду с "обобществлением" основных средств производства в единоличном пользовании колхозников сохранялись приусадебные земли, мелкий инвентарь, домашний скот, птица. ЦК партии принял постановление "О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении". Темп коллективизации снизился, но уже осенью 1930 г. нажим на единоличника вновь усилился.

Коллективизация позволила увеличить количество зерна на рынке. Но трудности с заготовками зерна сохранялись. Забирали не только товарную продукцию, но и семена, а также зерно, предназначенное для оплаты труда колхозников. 7 августа 1932 г. был принят закон "Об охране социалистической собственности", получивший в народе название "закон о пяти колосках".

Голод 1932-1933 гг. приостановил коллективизацию. Стали распространяться мнения о пересмотре политики в деревне. Предлагалось расширить личные подсобные хозяйства. Однако правительство избрало другой путь. С января 1933 г. по ноябрь 1934 г. при МТС действовали политотделы, которые завершили чистку деревни от "классово чуждых элементов". В июне 1934 г. было объявлено о начале нового, завершающего, этапа коллективизации. Повышены ставки сельхозналога с единоличников. На 50% увеличились нормы обязательных поставок государству по сравнению с колхозниками.

В начале 1935 г. на II съезде колхозников констатировалось, что 99% всех обрабатываемых земель в стране стали "социалистической собственностью". Примерно к 1937-1938 гг. коллективизация фактически завершилась (93% крестьянских хозяйств были объединены в колхозы).

В целом на сельское хозяйство распространялись принципы хозяйствования, ранее утвердившиеся в государственном секторе промышленности: уравнительность, жесткая централизация.

Ломка социальных отношений сопровождалась разрушением производительных сил, гибелью миллионов голов рабочего и продуктивного скота, главное же — разрушением человеческих отношений и крахом святых идеалов. Эти изменения оказали глубочайшее влияние на крестьянство.

Во-первых, поддавшись призывам к вступлению в колхозы и обобществлению средств производства, крестьянство фактически оказалось обмануто, так как было отчуждено от средств производства и утратило всякое право на них.

Во-вторых, был нанесен мощный удар по крестьянскому чувству собственника, так как крестьяне были лишены права распоряжаться результатами своего труда, произведенной продукцией, судьбу которой стали решать местные партийные и советские власти.

В-третьих, формально считавшиеся (по Уставу сельхозартели) хозяевами колхоза, колхозники фактически решали второстепенные вопросы жизни и быта коллектива, так как решение всех принципиальных вопросов оказалось в руках руководящих партийных и советских органов.

В-четвертых, колхозник потерял даже право самостоятельно решать вопрос о том, где он хотел бы жить и работать (на это требовалось разрешение властей).

Закономерный вопрос, возникающий при изучении данной проблемы: нужна ли была коллективизация в СССР?

По мнению Е.Н. Осколкова, в современных исследованиях определились три точки зрения по этому вопросу. Часть исследователей и публицистов безоговорочно отрицает правомерность коллективизации, утверждая, что она свернула крестьянство с естественного исторического пути, продвигаясь которым по вехам, проложенным П. А. Столыпиным, Россия сформировала бы мощный сельскохозяйственный фермерский сектор.

Другие исследователи считают, что столыпинский путь фермеризации сельского хозяйства России был слишком тяжелым и длительным, так как сопровождался разрушением общины, разорением большинства крестьян.

Наконец, часть специалистов утверждает, что само российское крестьянство в силу исторической традиции, экономической слабости, натурального производства, плохой вооруженности сельскохозяйственным инвентарем и скотом вряд ли могло в обозримый срок модернизировать производство, и поэтому коллективизация была объективно необходима для большинства бедноты и середняков.

Однако исследователи полагают, что ее нельзя было проводить столь быстрыми темпами, включая в колхозы все сельское население и применяя насилие (фактически происходил процесс "вторичного закрепощения крестьянства").

Исторический опыт свидетельствует, что сами колхозы, утратив большинство свойств сельскохозяйственной артели, превратились в своеобразные государственные предприятия, подчиненные местным органам власти и партии. Вероятный путь развития деревни — добровольное создание самими крестьянами различных форм организации производства, свободных от государственного контроля, строящих свои отношения с государством на основе равноправия, при поддержке государства, с учетом рыночной конъюнктуры.

Закрепление результатов социалистической реконструкции. Конституция СССР 1936 г.

Происшедшие изменения в государственном устройстве были отражены в новой Конституции (Основном Законе) Союза Советских Социалистических Республик. Ее проект готовила Конституционная комиссия, состоявшая из 12 подкомиссий. Проект был одобрен Пленумом ЦК ВКП(б) и Президиумом ВЦИК и вынесен на обсуждение, после чего 5 декабря 1936 г. Конституция была утверждена на VIII Чрезвычайном Всесоюзном съезде Советов.

В этой Конституции была фактически закреплена руководящая роль ВКП(б) в государстве. В ст. 126 отмечалось, что партия представляет "руководящее ядро всех организаций трудящихся — как общественных, так и государственных".

Поскольку была провозглашена победа социализма в стране (такой вывод был сделан на основе тезиса о ликвидации эксплуататорских классов и невозможности вследствие этого реставрации капитализма), в Конституции были отражены новые отношения в обществе. Отменялись ограничения прав граждан по классовому признаку, неприкосновенность личности, тайна переписки. Была изменена избирательная система: провозглашалась система всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.

Государственное устройство страны определялось как федеративное (союзное) объединение республик. Высшим органом власти в СССР становился Верховный Совет СССР, состоявший из Совета Союза и Совета Национальностей . Правительство (СНК СССР) формировалось на совместном заседании палат.

В Конституции законодательно закреплялось преобразование Казахской и Киргизской автономных республик в союзные, вошедшие в состав СССР в качестве субъектов Федерации; упразднение ЗСФСР — Грузинская ССР, Армянская ССР, Азербайджанская ССР стали субъектами Федерации. Таким образом, в составе СССР было 11 союзных и 27 автономных республик, 9 автономных областей и 10 национальных округов (52 национальных государства и национально-государственных образования).

По Конституции политическую основу СССР составляли Советы депутатов трудящихся, которым принадлежала вся власть в стране. Экономическую основу — социалистическая система хозяйствования и социалистическая собственность на средства производства (в двух формах: государственной и кооперативной).

Хозяйственная жизнь страны определялась государственным народно-хозяйственным планом. Труд рассматривался как обязанность.

В Конституции 1936 г. были закреплены итоги социалистической реконструкции народного хозяйства и политическая победа правящей партии. Конституция получила название "конституции победившего социализма".

< Лекция 12 || Лекция 13: 1234 || Лекция 14 >
Наталья Комарова
Наталья Комарова
Мария Беляева
Мария Беляева

неважно, будут это курсы, или переподготовка, или повышение квалификации.

Марина Горячкина
Марина Горячкина
Россия, г Иркутск
Александр Копцев
Александр Копцев
Россия, г. Москва