Опубликован: 17.04.2016 | Доступ: свободный | Студентов: 920 / 172 | Длительность: 21:30:00
Специальности: Историк
Лекция 21:

Тропическая и Южная Африка: основные закономерности развития во второй половине XX в.

< Лекция 20 || Лекция 21: 123

7.2.13. Страны Черной Африки в 1970-е гг.

Бывшие метрополии и их союзники по европейскому блоку, а также США и Япония, выстраивая свои отношения с освободившимися странами региона, преследовали по меньшей мере 3 основные цели: сохранение политического влияния над молодыми государствами, возможность эксплуатации их производительных сил, удержание их в системе собственных взаимоотношений.

В период 1960-1973 гг. с их стороны делался упор на расширение сотрудничества, главным образом, с африканскими режимами консервативного толка. В отношении государств прогрессивной ориентации экономические связи сочетались одновременно с политическим нажимом, порой объявлением торгового бойкота, попытками их изоляции на международной арене. С 1973 по 1980 гг. с увеличением числа прогрессивных режимов в Черной Африке западные державы стали приспосабливаться к новым реалиям. Политика конфронтации с радикальными режимами уступила место большей терпимости. Однако прежняя цель - заторможение прогрессивных социально-экономических преобразований, создания препятствий на пути сотрудничества с социалистическими странами - сохранялась. Этому способствовало и то обстоятельство, что СССР и другие страны социалистического содружества торговали с развивающимися государствами по ценам мирового рынка, а следовательно, их можно было легко обвинить в неэквивалентности обмена и тем самым в дискредитации межсоциалистического сотрудничества.

С конца 1960-х гг. бывшими странами метрополиями вводится понятие "партнерство" с освободившимися странами Африки. Не отстали в этом отношении и США, доказывая, в свою очередь, что именно они являются подлинными партнерами получивших независимость государств. ФРГ и Япония также отстаивали идею партнерства, объясняя ее общностью зависимости побежденных во Второй мировой войне стран, как и бывших колоний, от победителей - Англии, Франции и США.

После крушения колониальной системы бывшие метрополии, ряд других капиталистических держав направляли усилия к тому, чтобы сохранить освободившиеся страны в прежнем положении аграрно-сырьевых придатков. Эту задачу и должен был решить экономический неоколониализм. Практика помощи, экспорт капитала, технико-экономические мероприятия, торговля - все служило в руках бывших колонизаторов и примкнувших к ним в Новое время других капиталистических стран для удержания и утверждения своих позиций в Африке. В целом, это партнерство выглядело своеобразно. В страны Африки стали переводиться трудоемкие, грязные производства. В конечном итоге в выигрыше оказались капиталистические державы. Иностранный капитал прочно обосновался в экономике большинства стран Африки. В 1970 г. компании Англии в странах Африки (без ЮАР) располагали 823 филиалами. Франция имела 467 филиалов своих крупных компаний. Бельгия располагала дочерними предприятиями в количестве 157, ФРГ - 87, Италия - 42, США имели 361 филиал.

Важнейшим средством неоколониалистской эксплуатации осталось извлечение прибыли и сверхприбыли на старые и новые капиталовложения. Только за 1970 г. прибыль на иностранные инвестиции превысила 1 млрд долл. Это значительно больше той суммы, которую составляли потребности государств Африки для обеспечения относительно нормальных темпов повышения нормы накопления и в решении задач экономического роста. Из-за неравноправных условий торговли и сотрудничества, навязанных иностранными монополиями, с 1960 по 1970 г. африканские страны потеряли более 6 млрд долл. Образование подобного дефицита происходило из-за постоянно менявшейся в эти годы конъюнктуры цен, причем не в пользу экспортной продукции африканских стран. За указанный период суммарный тоннаж экспорта из 14 африканских государств франкофонной Африки в бывшую метрополию возрос на 530%. Однако каждая тонна экспортной продукции "подешевела" на 64%. В то же время цены на импортируемую продукцию неизменно росли. Для того чтобы купить один грузовик, Танзания в 1972 г. должна была продать 7 т хлопка, в 1980 г. этот грузовик стоил стране уже 28 т хлопка.

Помощь промышленно развитых стран предоставлялась африканским государствам на так называемое развитие небезвозмездно. Погашение задолженности и выплата по ней процентов сводили на нет эффект новых финансовых поступлений. Финансовая помощь имела к тому же и связанный характер, т. е. кредиты предназначались для закупок импортных товаров в стране-доноре. Росли и накапливались возвратные платежи индустриальным государствам в виде погашения не только долга, но и процентов по ним. Гана, например, в конце 1960-х гг. должна была выплачивать свыше 50% суммы своих экспортных доходов. И этот пример был не единичным.

Повсеместным явлением стали кризисные ситуации, когда страна-должник оказывалась не в состоянии выплачивать долги, просить предоставления ей определенных льгот. Страны-доноры неохотно шли на это, а если и соглашались, то обусловливали свой шаг новыми экономическими и политическими требованиями. Стала складываться ситуация, когда рост внешней задолженности африканских стран стал принимать размеры, делавшие невозможным ее погашение. Так, в 1983 г. впервые за послеколониальный период весь чистый приток иностранных инвестиций пошел на уплату только процентов по ранее полученным кредитам и займам. Таким образом, все большая часть поступавших извне средств, а также доходов, полученных от продажи экспортной продукции, шли на погашение долгов и уплату по ним процентов, а не на цели развития.

Уже к началу 1980-х гг. обозначился круг африканских стран с отрицательным приростом ВВП на душу населения, начиная от -0,7% до -4,6%. Среди них оказались Центрально-Африканская Республика, Замбия, Мадагаскар, Либерия, Заир, Гана, Уганда, Чад. Наметилась и дифференциация государств по уровню экономического развития. Если в 1966 г. максимальный разрыв по размеру ВВП на душу населения между ними был 20-кратным, то в 1975 г. он стал более чем 50-кратным, а в 1980 г. - 100-кратным.

7.2.14. Общественное и политическое развитие в 1980-е гг.

1980-е гг. были отмечены дальнейшим ухудшением экономического положения, ростом социальной напряженности, политических конфликтов и гражданских междоусобиц. Негативный процесс экономического развития в странах Африки в 1980-е гг. был вызван воздействием многих факторов. Энергетический кризис 1970-х гг. положил начало структурной перестройки в промышленно развитых странах, повлекших создание энергоемких и материалоемких производств, снизив тем самым импорт сырья всех видов из стран третьего мира. Наметилось падение доли африканских стран в мировой торговле. Дефицит торгового баланса стал хроническим, что побуждало их вновь и вновь обращаться к внешним займам. Совокупная задолженность к концу 1980-х гг. составила около 230 млрд долл., а ВНП на душу населения уменьшилось на 4%. В 1980-х гг. жизненный уровень десятков миллионов африканцев резко упал. Для сравнения: в США доход на душу населения составлял 16 490 долл., в Эфиопии - 110. В Швейцарии - 14 200 долл., в Мали - 130. В Объединенных Арабских эмиратах - 19 020 долл., в Чаде - 90 долл.

Африка 1980-х гг. держала первенство по весьма безрадостным показателям: по детской смертности, демографическому росту, концентрации городского населения и росту безработицы, отставанию производства продовольствия, ухудшению экологической обстановки. Положение ухудшалось и тем, что западные страны заключили ряд договоров о захоронении в недрах Африки 23 млн т высокотоксичных отходов. Если в Европе захоронение подобных отходов стоило около 1 тыс. долл. за тонну, в США - 2,5 тыс., то африканцам предложили по 40-50 долл. за тонну. С Бенином, например, договорились и по цене 2,5 долл. из расчета поставки отравляющих веществ более 1 млн т. Правда, общественность забила тревогу, и этот контракт был дезавуирован.

В 1986 г. ООН приняла специализированную программу действий по обеспечению подъема и развития Африки. Де-факто это не дало никаких результатов. Не принесли ожидаемого сдвига и проекты оздоровления экономики, разработанные МВФ, Мировым банком и другими международными финансовыми организациями. По этим рекомендациям политику структурного урегулирования осуществляли около 30 африканских государств. Но кроме почти полной дезорганизации производства, никаких позитивных результатов достигнуто не было. В Кот-д’Ивуаре, Сенегале, Заире, Гвинее, Гане резко возросла безработица. Сокращение рабочих мест, на чем настаивал МВФ, варьировало от страны к стране, но везде оно принимало масштабный характер. По оценкам ООН, количество безработных в Африке возросло с 9,7 млн человек в 1984 г. до 22 млн человек в 1987 г. Беспрецедентных масштабов достигла в эти годы и утечка умов. Около 70 тыс. специалистов с высшим и средним образованием покинули свои страны и уехали в Европу, в Азию и США.

Серьезным просчетом политики структурного урегулирования явилось отсутствие в ней защитных мер для беднейших слоев населения, отказ от государственных дотаций на продукты питания и товары первой необходимости. Резко поднялись цены. Были свернуты программы национального здравоохранения и образования. Другие направления развития также не были подкреплены финансовой помощью со стороны зарубежных инвесторов. Страны, где проводились реформы по сценариям МВФ и Мирового банка, были охвачены выступлениями населения, в ряде из них произошли государственные перевороты.

К середине 1980-х гг. экономический и социальный кризис в Черной Африке стал настолько серьезным, что ООН была вынуждена сделать попытку придать африканскому региону особый статус. Была разработана специальная программа действий ООН по обеспечению экономического подъема и развития в Африке на 1986-1990-е гг. Все усилия ООН оказались тщетными, ибо не был изменен диспаритет цен на сырьевую и промышленную продукцию, в результате чего африканские страны теряли до 6 млрд долл. ежегодно (в сравнении с серединой 1970-х гг.). Ухудшение условий торговли резко сузило возможность накопления, отсюда сокращение объемов производства в течение 1980-х гг. на 1% ежегодно. Снизился и объем экспорта. Так, в 1986 г. по сравнению с 1985 г. он уменьшился на 29%, т. е. с 64 млрд долл. до 45. На африканские страны приходилось только 5% внешнеторгового товарооборота Запада, а во внешней торговле Африки доля последнего составляла около 70%. Подобная ситуация позволяла ТНК и в 1980-е гг. не изменять своей цели - извлекать прибыль. Западные компании и банки получали из Африки более 20% прямых доходов. Включенность Африки в систему мирового капиталистического хозяйства со сложившимися неоколониальными экономическими отношениями привела экономику Черного континента к концу 1980-х гг. в тупик. В 1991 г. в отчете Генерального секретаря ООН прозвучало, что программа по развитию Африки на 1986-1990 гг. оказалась проваленной.

7.2.15. Южная и Тропическая Африка в конце XX в. - начале XXI в.

На пороге XXI в., оказавшись на периферии мирового рынка, Африка стала авансценой дальнейших деструктивных процессов. Моральные обязательства западных стран по оказанию помощи в размере 0,7% ВВП стран Запада, необходимых для преодоления нищеты и отсталости, никогда не соблюдались. В конце 1990-х гг. на помощь отставшим в своем развитии странам Африки выделялось лишь 0,2% ВВП государств Запада, т. е. меньше, чем в конце 1980-х гг. В 1990-х гг. доля Черной Африки в мировом экспорте своей продукции снизилась менее чем за десятилетие с 2,4 до 1,9%.

Реально сложившееся положение в африканском регионе в начале 1990-х гг. обеспокоило ООН и заставило ее выступить с заявлением об угрозе устойчивому развитию общемировой цивилизации. В 1991 г. Генеральная Ассамблея приняла очередную программу "Повестка дня для развития в Африке на 1990-е гг.". Направления этого документа были конкретизированы в так называемой Каирской программе действий, принятой ОАЕ в 1995 г., и в финансовом плане на 1995-2005 гг., разработанном Экономическим комитетом по делам Африки ООН. Решения о совместных действиях были призваны ускорить выход Африки из кризиса. Решающая роль при этом отводилась МВФ и МБРР.

Включение Африки в глобализирующийся мир осуществлялось через программы так называемой структурной перестройки. Это было условием предоставления помощи Африке со стороны МВФ и Мирового банка. Структурная перестройка предусматривала сведение до минимума вмешательство государства в экономику, уменьшение бюджетных расходов и субсидий на социальные нужды, снятие ограничений на движение капиталов, приватизацию государственных предприятий. Фактически правительства африканских стран заставляли отказаться от участия в развитии собственного хозяйства, предоставив свободу игре рыночных сил. Обремененные долгами и нерешенными социальными проблемами, африканские страны, принявшие условия МВФ, оказались в бесперспективном положении. Ежегодный рост ВВП на душу населения в странах, охваченных структурной перестройкой, оказался равным нулю, в то время как в не задействованных этими программами - 1%. Прочие показатели тоже были не в пользу стран, согласившихся с неолиберальными преобразованиями.

Политика неолиберальных реформ, осуществлявшихся в 1990-е гг. в рекомендованных международных финансовых корпорациях, утвержденных ООН, не способствовала позитивной трансформации африканской экономики. Об этом свидетельствует тот факт, что объем производства товаров и услуг стран Тропической Африки в середине 1990-х гг. равнялся объему этих показателей такой небольшой европейской страны, как Бельгия. В течение десятилетий после получения независимости африканские страны стремились к модернизации, вкладывали средства в образование, здравоохранение, программы социальной защиты. И хотя достигнутые результаты в этих областях были относительно скромными, с проведением реформ в 1990-х гг. они стали абсолютно плохими. Отход государств (по рекомендациям извне) от управления социальной сферой лишил большинство населения доступа к системам образования и здравоохранения. Если в 1960 г. расходы Ганы на просвещение на душу населения составляли 4,2 долл., возросшие затем до 12 долл. в 1972 г., в 1990-х гг. составили 1 долл. Всемирный банк настаивал и на том, чтобы африканские правительства прекратили финансирование государственных университетов. В 1990-е гг. фактически исчезли условия для создания прослойки высокообразованных специалистов, профессиональной элиты. Свертывание системы здравоохранения привело к охвату стран Африки южнее Сахары эпидемией СПИД. Из 34 млн человек, пораженных им во всем мире, около 70% живут и умирают в Тропической Африке.

Подсчитано, что ежегодный приток новых капиталовложений ТНК в развивающихся странах, включая Африку, составлял в 1990-е гг. около 8 млрд долл., а их прибыли и перевод средств в развитые капиталистические страны - около 25 млрд долл. Прибыли, которые дают капиталовложения в развитых странах, составляли 14%, а в развивающихся странах, прежде всего в Африке, - 65,7%. Неоколониалистский метод неравноценного обмена приносил монополиям миллиардные прибыли, а развивающимся странам Африки - серьезные потери.

Логика свободной конкуренции как непременная норма неолиберальной экономики сделала невыгодным выращивание пшеницы, риса, других необходимых для населения злаковых культур, способствовала переводу их на натуральное производство. В местном промышленном и ремесленном производстве сложилась подобная ситуация. Ввиду их неконкурентоспособности и нерентабельности многие производства пришли в упадок. Безработица стала массовым явлением в большинстве стран Африки уже на исходе XX в. Прежде всего она охватила молодежь и женщин на уровне 20-30% трудоспособного населения.

Черная Африка - единственное место на планете, где нужда и бедность нарастали и будут нарастать в третьем тысячелетии. В 1997 г. 54% ее жителей находились за порогом нищеты и бедности. 43% скудных доходов на душу населения приходилось на обслуживание внешнего долга, что составляло 83% ВВП. Большая часть растущей из года в год иностранной помощи расходовалась не на программы повышения эффективности экономики, а на чрезвычайные поставки жертвам стихийных бедствий, региональных конфликтов и содержание беженцев. Определенная часть помощи попросту разворовывалась нечистыми на руку африканскими чиновниками. Например, ко времени провозглашения независимости в Конго (Браззавиль) было около 3 тыс. государственных служащих. В начале 1990-х гг. их насчитывалось 73 тыс., на содержание которых уходило 75% бюджета.

По тяжести долгов к середине 1990-х гг. в 252 млрд долл. - а это свыше 65% ВВП и 250% годового объема экспорта - Африка опережала Латинскую Америку и Азию. Ежегодно на обслуживание долгов у африканских государств уходило до 30% экспортной выручки. Это было очень высокой нормой. В итоге все более весомая часть помощи развитию расходовалась не на увеличение капиталовложений в экономику, а шло на рефинансирование долговых платежей. Сложившаяся ситуация, отторжение немалой части Африки от мирового экономического развития делали призрачными ожидания МВФ в достижении странами региона в 1998-2001 гг. устойчивого 4,5-процентного экономического роста. Динамика цен на традиционные товары экспорта стран Африки оказалась в 1990-е гг. крайне неблагоприятной для ее экономики. Экспортные поступления сократились вдвое, или на 21 млрд долл., в то время как расходы на импорт возросли на 60 млрд долл. Неравноправные торгово-экономические отношения с Западом обернулись для африканских стран потерей более 6 млрд долл. в год.

Ситуация, сложившаяся в Африке к началу третьего тысячелетия, не сводится только к экономическим неурядицам, а темпы развития кризиса, опережавшие усилия по его преодолению, столь велики, что родилось понятие "афропессимизм". Реальностью 1990-х гг. оставались войны, носившие особенно разрушительный характер (в Либерии, Руанде, Заире, Эфиопии, Сомали, Анголе), голод, уносивший сотни тысяч жизней, экономическая разруха, крушение государственности в ходе проводимой политики неолиберальной модернизации.

Но безусловным было и то, что в преддверии нового тысячелетия в Черной Африке произошли и определенные позитивные изменения: к середине 1990-х гг. более 30 африканских государств перешли от авторитарных военных и других диктаторских и однопартийных режимов к многопартийным политическим системам. В этих странах стали проводиться общенациональные конференции, референдумы, пересматриваться старые и приниматься новые конституции, которые в условиях политического плюрализма способствовали постепенной демократизации общественно-политической структуры африканских государств. Постепенное введение рыночного хозяйства в ряде стран дали некоторые позитивные результаты. В 1997 г. только в трех странах (против 12 в 1994 г.) наблюдалось падение ВВП. 15 стран зарегистрировали прирост более 5% в год. Правда, он оставался минимальным пределом для постепенной ликвидации нищеты. При сохранении таких темпов борьба с преодолением отсталости может растянуться на годы, тем более что сохранившаяся сырьевая специализация в мировом рынке постоянно демонстрирует падение цен или их скачкообразность.

Совершенно очевидно, что вступая в новое тысячелетие, Черная Африка, являясь интегрированной частью мирового сообщества, без внешней помощи обойтись не может и своих проблем не решит. Однако предоставление такой помощи должно осуществляться не на основе неоколониальной выгоды, но с учетом социальных, цивилизационных, исторических, психологических и экологических особенностей развития африканских стран. Должно прийти понимание, что развитие африканских государств тесно связано с повышением, а не ослаблением его роли, его контроля над социально-экономическими процессами в странах, как это имело и имеет место в азиатских обществах, добившихся значительных результатов. На это указывает и социальная структура африканских обществ, сложившихся к концу 1990-х гг.: крестьяне - 65%, рабочие города и деревни - 10%, мелкая буржуазия и городские слои - 10%, национальная буржуазия - 2%, служители культа - 0,7%, феодалы, вожди родов и племен - 0,3%, пауперы - 12%.

Итоги

После изучения данной главы вы должны знать, что:

  1. При прямой системе колониального управления местные традиционные институты власти подвергались переформированию, становясь низовыми звеньями колониальной административной системы. Во всех звеньях этой системы насаждалось европейское делопроизводство и юриспруденция. Вожди африканских племен и другие местные правители фактически становились чиновниками колониального аппарата со своими денежными окладами и выделенным для них числом подданных. Другой характерной чертой прямой формы колониального управления являлась проводимая европейской администрацией политика так называемой ассимиляции или натурализации. Некоторым африканцам предоставлялась возможность стать полноправными гражданами метрополий. Однако получить такое гражданство мог не каждый.

    Сущность косвенной системы колониального управления заключалась в том, что при ней в рамках созданных колоний сохранялись доколониальные традиционные государственные и племенные объединения с их институтами власти. Однако само содержание деятельности местной власти полностью менялось. Она была переориентирована на обслуживание верховной колониальной администрации и выполнение поступающих с ее стороны указаний. Руководителям местной власти, традиционной знати сохраняли все внешние атрибуты их должности.

  2. В становлении антиколониальной борьбы африканских народов Пятый Панафриканский конгресс 1945 г. сыграл важную роль. Дело не только в том, что он выступил с новыми, революционными требованиями и сформулировал их как в масштабе континента, так и конкретно для всех крупнейших регионов и стран. После окончания конгресса его участники (во всяком случае, очень многие из них) не ограничились словами, а взялись за практическую работу, с тем чтобы добиться осуществления этих требований.
  3. Вторая половина 1950-х гг. стала временем побед африканских народов, а 1960 г. вошел в историю как год Африки. В одних странах народы поднимались на вооруженную борьбу, в других они выходили на демонстрации, организовывали митинги, устраивали бойкот товаров из метрополий, проводили кампании неповиновения несправедливым законам. В городах вспыхивали забастовки, в деревнях - крестьянские восстания. Принято считать, что колониальные режимы в Африке свергнуты путем невооруженной борьбы. Это в основном верно, но не следует забывать, что народы Кении и Камеруна в 1950-х гг. вели долгую вооруженную борьбу, а нередко кровь лилась и в других африканских странах.

    Победы африканских народов над колониализмом в целом и распад колониальных империй в Африке могли произойти лишь в той обстановке, которая сложилась на мировой арене к середине 1950-х гг., в обстановке упрочения социалистических стран, ослабления империализма и побед национально-освободительных революций в Азии.

< Лекция 20 || Лекция 21: 123
Елена Максимова
Елена Максимова

Здравствуйте. Я записалась на бесплатный вариант курса "История стран Азии и Африки в новейшее время", но если в процессе изучения я пойму, что мне бы хотелось получить удостоверение о повышении квалификации, я смогу перейти на вариант повышения квалификации? 

Марта Цыркунова
Марта Цыркунова

Добрый вечер!

Скажите,пожалуйста,итоговый экзамен по курсу стоит на 16 ноября,то есть по истичении этого срока я не смогу сдать экзамен?

С уважением,Марта

 

Елена Игнатко
Елена Игнатко
Россия, Москва
Юлия Шельдешова
Юлия Шельдешова
Россия, Астрахань, Астраханский государственный университет