Опубликован: 17.04.2016 | Доступ: свободный | Студентов: 920 / 172 | Длительность: 21:30:00
Специальности: Историк
Лекция 3:

Социальная структура, развитие общественной мысли. Восток и мир в начале третьего тысячелетия

1.8.1. Особенности экономического развития стран Востока в условиях глобализации

Полномасштабная интернационализация экономических процессов началась еще в середине ХХ в. на фоне развертывания научно-технической революции. В структуре мирового товарообмена все более заметное место занимала продукция электротехнической, химической промышленности, транспортного машиностроения, средств электронной коммуникации. Именно НТР, существенно повысившая общую норму капиталовложений, во многом поспособствовала быстрому развитию мирового инвестиционного рынка и укрупнению компаний, связанных с ним. Вплоть до биржевого краха 1929 г. ключевую роль здесь играли специализированные инвестиционные компании, возникшие еще в середине XIX в. Они преимущественно использовали практику трастовых соглашений - передачи доверительных функций по дальнейшему управлению объектами капиталовложений. С середины ХХ в. трастовые компании уступили место мощным промышленно-финансовым группам, рассматривающим инвестиционную деятельность как средство конкурентной борьбы на мировом рынке. Зарубежные капиталовложения таких компаний являлись дополнением к товарной экспансии и становились гарантией проникновения на новые рынки.

Расширился и арсенал методов инвестирования. Помимо так называемых портфельных инвестиций, когда кредитование зарубежных предприятий не дает инвестору контроля над ним и решающей доли собственности, начало распространяться прямое инвестирование. В этом случае инвестор фактически контролирует зарубежное предприятие, определяя принципы его рыночной стратегии, объем производства, развитие технологической базы. Тенденция повышения удельного веса прямых зарубежных инвестиций сохранялась на протяжении всего ХХ в. Если до Первой мировой войны на прямые капиталовложения приходилось 10%, в межвоенный период - 25%, то в 1980-1990-х гг. - уже около 80%. Значительно увеличился и общий объем заграничных капиталовложений. В начале 1980-х гг. этот показатель составил 450 млрд долл., в 1990 г. - 1,7 трлн, а в 1997 г. был перейден рубеж в 3 трлн долл.

Преобладание прямых зарубежных капиталовложений над портфельными создало особый тип монополии - ТНК. Во второй половине ХХ в. именно ТНК обеспечивали технологическую и финансово-экономическую интеграцию воспроизводства. Характерно, что и сам термин "глобализация" был первоначально введен для характеристики процесса слияния рынков отдельных товаров под эгидой крупнейших ТНК. К концу 1970-х гг. на долю ТНК приходилось 40% общего объема промышленного производства стран Запада, 60% внешней торговли, 80% технологических разработок. В конце 1990-х гг. из 3 трлн долл. заграничных капиталовложений 2,7 трлн долл. обеспечивается производственными и финансовыми структурами ТНК.

Завоевание мировых рынков ТНК оказало огромное влияние на экономическое развитие стран Азии и Африки. Именно с этого времени начинается новый виток массированного ввоза капиталов в развивающиеся страны и его инвестирования в наиболее перспективные сектора экономики. Началась реальная транснациональная производственная кооперация. В условиях перехода к производству сложной промышленной продукции стала целесообразной концентрация усилий конкретных компаний на производстве тех или иных узлов или деталей, а не всего блока комплектующих. Это значительно увеличивает масштабность и серийность производства, что в свою очередь позволяло добиться более экономичного использования сырья и услуг, упрощения профессиональной подготовки работников, профильной концентрации затрат на НИОКР, ускорения окупаемости затрат на переоборудование и т. д. Особенно эффективным оказался перенос ресурсоемких и технологически освоенных производственных операций в развивающиеся страны с подходящей сырьевой базой, менее строгим природоохранным законодательством и относительно дешевой рабочей силой. Незначительная квалификация рабочих кадров компенсировалась высокой степенью автоматизации производственных процессов.

Наиболее эффективно интернациональная модель производства развивалась в странах Юго-Восточной Азии. Уже в 1960-1970-х гг. здесь возникла группировка новых индустриальных стран (НИС), достигших значительных успехов в индустриализации и активно включившихся в международное разделение труда. Первыми азиатскими НИСами стали "маленькие драконы" Гонконг, Сингапур, Тайвань и Республика Корея. В 1980-х гг. к этому уровню развития приблизились и "маленькие тигры" Малайзия, Индонезия, Таиланд и Филиппины. Модель модернизации, апробированная в этих странах, получила название экспортно-ориентированной. Получив приток иностранных инвестиций и новейшие технологии, азиатские страны начали экспортировать на мировой рынок дешевую и довольно качественную продукцию. Причем ставка была сделана на производство или хотя бы сборку предметов длительного пользования (оборудование, автомобили, бытовая электронная техника). Экспортная выручка направлялась на модернизацию производства и, по примеру Японии, на развитие новых секторов экономики. Одновременно на внутреннем рынке действовала политика импортозамещения: местные потребители могли рассчитывать только на товары местного производства.

Таким образом, наиболее динамично развивавшиеся страны Востока внесли немалый вклад к укрепление и развитие глобализованной экономики. Однако на протяжении 1980-1990-х гг. ситуация начала быстро меняться. На фоне быстрого роста мировой торговли (к 1999 г. мировой экспорт превзошел показатели конца 1970-х гг. уже в 2 раза) произошла заметная структурная перестройка международного рынка. За два десятилетия удельный вес сырья в мировой торговле снизился почти втрое. Основную роль в этом сыграло падение объемов продажи нефти, на которую в начале 1980-х гг. приходилась примерно треть стоимости всего мирового товарооборота. Сократился (хотя и значительно меньше) удельный вес других видов сырьевых товаров, а также продовольствия. Доля изделий обрабатывающей промышленности в это время, напротив, значительно выросла и достигла 80%. На первое место среди экспортируемых товаров в стоимостном отношении вышла компьютерная техника и программное обеспечение (11%). Еще одной особенностью развития мирового товарообмена стало увеличение роли экспорта и импорта услуг (так называемого "невидимого экспорта"). Если в начале 1970-х гг. эта часть экспорта составляла 80 млрд долл. в год, то к середине 1990-х гг. она превысила 1 трлн долл. Наряду с традиционными видами услуг (транспорт, туризм, доходы от рекламы, торговое посредничество, услуги здравоохранения и образования), ускоренными темпами развивается экспорт ноу-хау, банковских и страховых услуг, патентов и лицензий, услуг, связанных с применением научно-технических достижений. Все эти факторы привели к тому, что многие развивающиеся страны утратили прежнюю привлекательность для ТНК в качестве торговых и производственных партнеров. Началась переориентация внешнеэкономических связей ведущих стран Запада: если в первой половине ХХ в. до 70% экспорта их промышленной продукции приходились на колониальные и зависимые страны, то к началу 1990-х гг. этот показатель составлял уже менее 30%.

Совершенно неожиданным явлением стал закат "японского экономического чуда". В течение нескольких предыдущих десятилетий Япония переживала феноменальный рывок в модернизации и наращивании национального экономического потенциала. Причинами его были массовое обновление основного капитала после Второй мировой войны, произошедшее на основе новейшей технико-технологической базы, эффективное использование иностранной экономической и технологической помощи, высококачественная рабочая сила, гармонично сочетающая традиционный менталитет с передовыми формами трудовых отношений. В период НТР японский опыт рассматривался как наиболее яркий синтез эффективных технологических решений, новейших форм менеджмента и прогрессивной производственной философии. Но уже после 1991 г. масштабы прироста ВВП в Японии стали неуклонно снижаться и вскоре достигли почти нулевой отметки.

Многие аналитики были склоны связывать колебания экономической конъюнктуры в Японии в первой половине 1990-х гг. со спецификой внешнеэкономического баланса этой страны и завышенным курсом национальной валюты. Благодаря развитой технико-технологической базе производства японская обрабатывающая промышленность приобрела экспортную ориентацию и обеспечивала положительное внешнеторговое сальдо. Но "оборотной стороной" внешнеторговой экспансии стало повышение курса иены на мировом валютном рынке, что вело к постепенному росту себестоимости японских товаров, удешевлению импорта (и как следствие, нарастанию дефляционных процессов при снижении внутренних оптовых цен). Существенно выросли издержки, связанные с уровнем оплаты рабочей силы. В этом плане серьезной проблемой становился рост уровня квалификации, требующий более высокой оплаты труда, общее наращивание уровня благосостояния общества и соответствующее изменение стандартов потребления, тенденция постепенного старения японского общества.

Еще один важный фактор структурного отставания Японии от ее основных конкурентов - организация системы менеджмента. Именно в этой области в течение 1960-1980-х гг. Япония являлась безусловным лидером. Развитие системы человеческих отношений на производстве в сочетании с особенностями национального менталитета и традиций позволило обеспечить исключительно высокую трудовую дисциплину, инициативность и лояльность кадров. Японский стиль управления, основанный на стимулировании личностной мотивации работника, поощрении сотрудничества и трудовой морали, соответствующей координации производственных и управленческих решений, являлся примером для американских и европейских менеджеров. Но в конце XX в. ситуация начала меняться. В условиях информационной экономики, складывания инновационной модели экономического роста работник перестает быть лишь объектом рационализированной системы управления (какой бы степенью "очеловечивания" она ни обладала). Залог повышения эффективности современного производства заключается уже не в формировании положительной мотивации работника к предлагаемым ему производственным функциям, а в стимулировании стремления человека активно влиять на само производство, искать в труде источник самоудовлетворения, способ самореализации. Формируется новый тип работника. Его характерные черты - самостоятельность и креативность мышления, творческий подход к делу и ориентация на альтернативность решений производственных проблем, способность к оптимизации, планированию собственных действий и к сотрудничеству, конструктивному взаимодействию с коллегами, позитивное отношение к инновациям и готовность критически осмысливать достигнутое. Профессионализм такого работника превращается в набор социально-психологических установок, лишь отчасти связанных с трудовой деятельностью. Японские же национальные традиции, основанные на культе этноцентризма, патернализма, клановости, дисциплины, самоотдачи, сыгравшие столь важную роль в становлении индустриальной производственной философии, в такой ситуации превратились едва ли не в препятствие для складывания постиндустриального типа экономического поведения.

На фоне нарастающих экономических трудностей Японии общий уровень роста азиатских стран оставался в начале 1990-х гг. весьма высоким. По динамике экспорта (11% прироста в год) азиатские страны превзошли страны Европейского союза и Северной Америки (6% прироста в год). В целом доля азиатских стран в мировой торговле достигла в 1997-1998 гг. 42-44%, тогда как доля стран ЕС сократилась до 36-40%. Но основную роль в этом рывке сыграли крупнейшие азиатские страны Китай и Индия. Азиатские НИСы вслед за Японией втягивались в полосу кризиса. Развязка наступила в октябре 1997 г., когда в Гонконге произошло резкое падение акций высокотехнологических кампаний. В считанные дни кризис распространился на фондовые рынки всех новых индустриальных стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Стало очевидным, что за высокими темпами роста "азиатских тигров" скрываются структурные дисбалансы в развитии финансовых систем этих стран, их оторванность от реального, производящего сектора экономики, коррумпированность, относительная перенасыщенность рынка ссудного капитала и его спекулятивный характер.

Причины финансовых потрясений второй половины 1990-х гг. были тесно связаны с процессом глобализации. Тотальная либерализация валютного обращения в 1970-1990-х гг. привела к превращению валютного рынка в сферу специализированного и по сути спекулятивного бизнеса. Дерегулирование финансового сектора, сокращение ограничений на кредитные операции способствовали снижению издержек при движении капиталов, но создавали опасность деформации самой структуры финансово-банковской системы, ее растущей зависимости от ситуативного поведения инвесторов, политических факторов, спекулятивной игры на биржевых курсах, конъюнктурных переливов огромных масс "горячих" денег из одних стран в другие. Стало обнаруживаться явное несоответствие между масштабами развития реальной экономики и международной финансовой системы. Либерализация валютных потоков, гигантский импорт капиталов для финансирования бюджетного дефицита, спекуляции недвижимостью в период приватизационной горячки и свертывания системы государственного регулирования создали "ножницы" между производственными показателями и их финансовыми значениями. В 1990 г. в денежные спекуляции было вовлечено 600 млрд долл. ежедневно, а в 1996 г. - 1 трлн долл., что в 30 раз превышало стоимость продаваемых товаров вместе с услугами. К концу 1990-х гг. на каждый доллар, обращающийся в мировой реальной экономике, уже приходилось 20-50 долл. в финансовой сфере. Таким образом, мировая финансовая система превращалась в поле для раздутых спекулятивных сделок с ценными бумагами.

Уязвимой оказалась и экономическая модель модернизации, созданная в азиатских НИСах. По мере укрепления национальной промышленности в этих странах роль государства в экономике начала снижаться. Снижались таможенные пошлины, отменялись нетарифные ограничения во внешней торговле. Однако отход правительства от контроля за финансовыми рынками и банковской системой, использование методов монетаризма в кредитно-денежной сфере вели к росту спекуляций в сфере недвижимости и на финансовых рынках. Открытость экономики обернулась крайней зависимостью от мирового финансового рынка с его спекулятивными тенденциями. Сказались и собственные традиции клановых, корпоративных отношений в сфере бизнеса, высокий уровень коррупции и недостаточная эффективность государственного регулирования. Быстро начала снижаться и рентабельность рабочей силы. Рост квалификации рабочих, увеличение уровня заработной платы способствовали повышению себестоимости товаров. С другой стороны, современное производство все больше нуждается в работнике нового типа, для которого высокая трудовая дисциплина и доведенные до автоматизма производственные навыки уже не могут быть основой квалификации.

События второй половины 1990-х гг. подвели черту под многолетним спекулятивным инвестиционным бумом в Юго-Восточной Азии и наглядно показали пределы экономической модели "маленьких тигров". Еще большие экономические проблемы испытывают страны Африки. Количество людей, живущих в нищете южнее Сахары, за последние 20 лет выросло со 164 млн до 314 млн человек, что составляет 47% населения региона, а подушевой ВВП региона сократился за это время на 15%. Эти же страны Африки являются основными получателями международной финансовой помощи (40-50%). Очевидно, что эти деньги не идут им впрок гуманитарная поддержка не создает стимулы к модернизации экономики и, соответственно, не может решить проблему бедности. На этом фоне оазисом экономического благоденствия выглядят арабские страны - экспортеры нефти. На протяжении уже нескольких лет нефтяной рынок лихорадит. К марту 2000 г. цена на нефть поднялась почти на 40% и достигла максимального за предыдущие 9 лет уровня - 34 долл. за баррель. После теракта в Вашингтоне 11 сентября 2001 г. и начала антитеррористических операций в Афганистане и Ираке обстановка на мировых рынках стала еще более нервозной. Начались спекулятивные колебания курсов ценных бумаг. К тому же в 2003 г. произошли существенные колебания мирового финансового рынка - заметное снижение курса доллара и укрепление евро. В 2004-2005 гг. начался ажиотажный рост цен на нефть. Преодолев в сентябре 2004 г. уровень в 45 долл. за баррель, к весне 2005 г. цены на нефть достигли невиданного уровня - 56-57 долл. за баррель.

Сложившаяся ситуация в мировой экономике вызывает самые разные прогнозы и оценки - от самых пессимистических до умеренно-конструктивных. В любом случае становится очевидно, что процесс глобализации уже перестает быть экспортом определенных экономических моделей. Прямой перенос тех или иных "рецептов" финансовой или инвестиционной политики, заимствование тех или иных принципов менеджмента и маркетинга не приносит гарантированный успех. Происходит радикальная перестройка самой модели экономического развития. Не случайно, что в течение последних лет рост мировой экономики колебался в пределах 2-2,5%, что, по мнению экспертов ООН, составляет уровень нулевого роста с учетом естественного прироста населения планеты. Человечество начинает преодолевать синдром ускоренной модернизации, унаследованный от ХХ в. Экономическое развитие оказывается все теснее связанным с политическими, социокультурными, демографическими, информационными процессами. Не утрачивая свой глобальный характер, мировая экономика приобретает все более ярко выраженную региональную специфику.

Елена Максимова
Елена Максимова

Здравствуйте. Я записалась на бесплатный вариант курса "История стран Азии и Африки в новейшее время", но если в процессе изучения я пойму, что мне бы хотелось получить удостоверение о повышении квалификации, я смогу перейти на вариант повышения квалификации? 

Марта Цыркунова
Марта Цыркунова

Добрый вечер!

Скажите,пожалуйста,итоговый экзамен по курсу стоит на 16 ноября,то есть по истичении этого срока я не смогу сдать экзамен?

С уважением,Марта

 

Игорь Хан
Игорь Хан
Узбекистан, Ташкент, Ташкентский педагогический институт иностранных языков, 1990