Опубликован: 17.04.2016 | Доступ: свободный | Студентов: 920 / 172 | Длительность: 21:30:00
Специальности: Историк
Лекция 1:

Восточные общества на пороге Новейшей истории. Феномен колониализма и экономика

Лекция 1: 123456 || Лекция 2 >
Ключевые слова: группа, объединение

Get Adobe Flash Player

Вступление

Колониализм вошел в историю как особый период общественного развития человечества. Колониальные структуры на Востоке просуществовали большую часть XX в., и по сей день их последствия (неоколониализм, некоторые аспекты глобализации) оказывают огромное воздействие на все общественные процессы постколониального пространства. Прологом к нему стали Великие географические открытия, начало которым были положены плаваниями Васко да Гама и Христофора Колумба в конце XV в. С эпохи Великих географических открытий история человечества начала впервые приобретать всемирный характер. Мир был объединен в ходе формирования системы мирового капиталистического хозяйства (МКХ) и единого экономического пространства, в рамках которых небольшая группа государств превратилась в метрополии (государства Европы, США, позже - Япония), а подавляющее число стран мира (страны Азии, Африки, Центральной и Южной Америки) - в зависимые, т. е. колонии и полуколонии.

Собственно, колониализм как таковой не был изобретением развивающегося капитализма, также как европейские конкистадоры не были первооткрывателями феномена колонизации. В предыдущие исторические эпохи также существовали - иногда в течение многих столетий - крупные колониальные империи (египетская в XVI-XI вв. до н. э., иранская в VI - IV вв. до н. э., римская в I в. до н. э. - IV в., китайская, монгольская, османская, а также в доколумбовой Америке), управлявшиеся к тому же далеко не идиллическими методами. Основное отличие состояло в более высоком организационно-технологическом базисе европейской колонизации (опиравшейся на результаты культурно-научных достижений XVI-XVIII вв. и промышленной революции), а также в ее абсолютных и относительных "размерах". Именно европейский капитализм осуществил насильственное объединение мира в рамках формирующейся системы мирового колониального хозяйства.

1.1. Восточные общества на пороге Новейшей истории. Феномен колониализма: истоки современного миропорядка

1.1.1. Колонии как источник первоначального накопления

Колониальная система, связав воедино мир, одновременно разделила его на две группы стран: метрополии и колонии. На одной стороне оказалось небольшое количество капиталистических наций, на другой - подавляющее большинство народов мира. За счет последних в значительной степени происходило развитие капитализма в метрополиях.

Следует оговорить то, что с 1990-х гг. стали появляться работы, в которых делаются попытки снизить (или отрицать вообще) влияние раннего колониализма на генезис капиталистических отношений в Европе и Северной Америке. Основным доводом, как правило, является то, что колониальная торговля составляла в XVI-XVIII вв. незначительную часть внешнеторгового оборота Азии и соответственно не могла существенно влиять на первоначальное накопление капитала.

Видимо, стоит обратить внимание на то, что в доводах этой группы авторов в основном фигурируют колониальная торговля, а не прямое ограбление будущих колоний, а также почему-то только Азия, без Центральной и Южной Америки, откуда вместе с Африкой происходил вывоз драгоценных металлов, сокровищ и рабов.

Но даже если бы пришлось ограничить исключительно приведенными выше тезисами, то и тогда необходимо было бы признать следующее: во-первых, по мере расширения колониальной экспансии росли доходы не только от колониальной торговли (с различными частями Азии), но и от прямого ограбления и эксплуатации населения (Молуккские острова, они же - острова пряностей в XVI-XVIII вв., Сурат, Мадрас, Пурикат с 1615 г., Ява в XVII-XVIII вв., Бенгалия с XVIII в. и др.); во-вторых, втягивание в систему мирового рынка оказывало воздействие на общую структуру европейских капиталистических стран (накопление капитала, технический прогресс, рост городов (особенно портовых), развитие транспорта, экономические институты - страховые, банковское дело и т. д.).

Действительно, в Западной Европе первоначальное накопление представляло не что иное, как одну из сторон процесса генезиса капитализма. Насильственно разрывая связь между непосредственным производителем и средствами производства, являвшуюся основой феодальной экономической модели, этот процесс непосредственно вел к соединению рабочей силы и средств производства на новой капиталистической основе. Он формировал, с одной стороны, капитал, а с другой - массу ищущих применения рабочих рук.

Иной характер носило первоначальное накопление европейской буржуазии за счет народов Востока и колоний. Основная разница заключалась в следующем.

Во-первых, ценности и сокровища, экспортированные колонизаторами, вывозились в метрополии и только там превращались в капитал. Для ограбленных стран это была ничем не возмещаемая потеря, подрывавшая их хозяйства. По далеко не полным данным самой английской Ост-Индской компании, англичане за первые 100 лет своего господства в Индии (1757-1857 гг.) выкачали оттуда ценностей более чем на миллиард фунтов стерлингов. Разумеется, эти ценности добывались путем не столько незначительной торговли, сколько прямой эксплуатации территорий и захвата огромных богатств, переправляемых затем в Англию. Не менее показателен пример ограбления Америки. Только в один из многих испанских портов, Севилью, в 1503-1660 гг. было открыто ввезено из американских колоний 185 т золота и 16 886 т серебра! Причем нелегально, по ряду данных, было ввезено намного больше. Вот они - мощные стимулы "революции цен" и развития капитализма в Европе.

Во-вторых, грандиозная экспроприация земли, произведенная колонизаторами, ни в одной из колоний не вела к возникновению сельского хозяйства или промышленности. Наоборот, следствием этого стало такое увеличение феодальной эксплуатации, которое непосредственно вызывало разрушение производительных сил и гибель миллионов человек. Так, например, голод 1770 г., непосредственно вызванный налоговым хищничеством англичан, унес треть населения богатого и многолюдного Бенгала - свыше 10 млн человеческих жизней. Так же действовали и другие колонизаторы: хищничество голландцев привело к обезлюдению целых областей на Яве, вымиранию населения, бегству уцелевших в горы.

1.1.2. Роль работорговли

Огромное значение в рассматриваемых процессах имела работорговля. Она процветала всегда, но особенно ее объемы увеличились с расширением западного плантационного хозяйства в Америке (Вест-Индии). За 100 лет (с 1680 по 1780 г.) из Африки на Антиллы и в английские северо-американские колонии было вывезено 2 млн 200 тыс. рабов. К концу XVIII в. ввоз рабов доходил до 80 тыс. человек ежегодно.

1.1.3. Монополизация международной торговли

Столь же крупную роль в первоначальном накоплении за счет народов Востока сыграло установление европейцами своего господства на новом морском пути из Европы в Индию, а также на путях из Индии на Дальний Восток. Именно ко второй половине XVII в. относится окончательное торжество более быстрого, безопасного и дешевого пути вокруг Африки над старыми путями караванной и морской торговли, соединяющими Индию через Персидский залив и Персию с бассейном Черного и Средиземного морей. Таким образом, в руки европейцев перешла монополия прибыльной торговли между Индией и Европой. Это стало сильным ударом по богатым торгово-ремесленным городам Азии и Африки, тем более что европейцы не ограничились монополизацией индо-европейской торговли, а со временем захватили почти всю морскую международную торговлю.

1.1.4. Возникновение колониальной системы империализма

С 1870-х гг. начался новый период развития капитализма - период перерастания старого "свободного" в монополистический, т. е. империализм. Между ведущими промышленными державами развернулась острая конкурентная борьба за сферы и регионы наиболее выгодного помещения капитала, а также рынки сбыта товаров.

В последней трети XIX в. завершилась эпоха создания огромных колониальных империй, самой крупной из которых стала Британская империя, раскинувшаяся на громадных пространствах от Гонконга на Востоке и до Канады на Западе. Весь мир оказался поделенным, на планете почти не осталось ничейных территорий. Великая эпоха европейской экспансии закончилась. В ходе множества войн за раздел и передел территорий европейские народы распространили свое господство почти над всем земным шаром.

Завершение территориального раздела мира в последней трети XIX в. означало вместе с тем окончательное превращение колониальной системы домонополистического капитализма в колониальную систему империализма.

Главной и решающей особенностью колониальной системы империализма являлось то, что она охватила весь мир, все территории земного шара, стала неотъемлемой частью мирового капиталистического хозяйства. Колониальная система включала как колонии в собственном смысле слова, т. е. страны и территории, лишенные какой бы то ни было формы самоуправления, так и полуколонии, в том или ином виде сохранившие свои традиционные системы управления. Как уже отмечалось, по численности меньшая группа стран-полуколоний сохраняла суверенитет лишь формально. Опутанные сетью неравноправных договоров, кабальных займов и военных союзов, они оказывались в зависимости от промышленно развитых стран. По своей социально-экономической структуре полуколонии не отличались от колоний. В условиях империализма ярко проявились тенденции к полному закабалению зависимых стран, к превращению полуколоний в колонии.

1.1.5. Вывоз капитала в колонии и зависимые страны. Методы колониальной эксплуатации эпохи империализма

Превратив большинство стран мира в колонии и полуколонии, монополии стали выжимать огромные сверхприбыли путем жестокой эксплуатации труда сотен миллионов населения зависимых стран. Эти страны продолжали служить рынками сбыта, источниками сырья, поставляли почти даровую рабочую силу, но новой и со временем главной формой колониального порабощения стал вывоз капитала, он же превратился в одну из важнейших закономерностей существования монополистического капитализма.

Вывоз капитала в колонии и зависимые страны осуществлялся в разных формах. Широкое распространение получили кабальные займы, предоставляемые банками империалистических держав правительствам зависимых стран. В колониях (например, в Индии) соглашения о займах заключали колониальные власти, а оплачивались они за счет налогов, выбиваемых из населения. Займы не только приносили высокие прибыли банкам метрополий, но и приводили к установлению финансового контроля над странами-должниками. Создавалось такое положение, когда банки контролировали целые страны. Именно в их распоряжении сосредоточивались главные нити экономической, а следовательно, и политической жизни страны. Банки непосредственно владели многими предприятиями, контролирующими вывоз сырья, добычу полезных ископаемых, и (как, например, в Индонезии) осуществляли опиумную и водочную монополию. В Корее японский банк исполнял роль государственного банка: он выпускал банкноты и облигации, совершал валютные и казначейские операции. Такую же роль играл в Египте так называемый Национальный банк, активы которого находились в Лондоне. В закабалении Турции и Ирана огромную лепту внесли англо-французский Османский банк и английский Шахиншахский банк и т. п. К началу XX в. только Англия имела 50 колониальных банков, а число отделений в разных городах превысило 5000. Банки управляли не только экономикой зависимых стран, они определяли политику их правительств.

Вывоз капитала никоим образом не ослаблял вывоза товаров. Обычно при заключении займов кредиторы оговаривали для себя наиболее выгодные условия торговли. В начале XX в. значительно выросла роль колоний как рынков сбыта изделий фабричной промышленности метрополий; этот же период отмечен заключением новых неравноправных договоров, подчинением таможенной политики интересам метрополий. В то же время сохраняли силу и старые капитуляции.

Монополии империалистических стран в больших масштабах скупали за бесценок или захватывали земли в колониях и полуколониях, создавая плантации необходимых им сырьевых и продовольственных культур. Так, в руках английского капитала очутилась большая часть чайных плантаций Индии, голландские монополии владели обширными плантациями в Индонезии. Экспроприация земель приобрела особо широкие размеры в Африке. В частности, французы огнем и мечом провели колонизацию Алжира, различными махинациями им удалось захватить обширные земельные массивы в Марокко и Тунисе.

Дальнейший процесс превращения стран Азии и Африки в источники сырья для капиталистической промышленности подрывал основы натурального хозяйства и при этом связывал эти страны c мировым рынком, насильственно втягивал в МКХ. Метрополии диктовали своим колониям характер и способ ведения сельского хозяйства, переводя его на производство выгодных им культур. Многие зависимые страны стали специализироваться на выращивании одной культуры в ущерб всем остальным. Так, Ассам, Цейлон, Ява стали районами выращивания чая. Бенгалию англичане специализировали на производстве джута, Ирак поставлял им ячмень, Северная Африка - оливки, Вьетнам - рис, Уганда - хлопок. Египет также превратился в хлопковое поле для английской текстильной промышленности. В то же время многие из этих стран лишались собственной продовольственной базы.

Важным объектом приложения капиталов в колониях и зависимых странах оставалось строительство железных дорог, портов, телеграфных линий, имевших огромное военно-стратегическое значение. Поэтому такое строительство, осуществлявшееся с применением почти дарового труда местного населения, служило орудием колониальной экспансии. Такую роль, например, сыграло строительство немецкими монополиями Багдадской железной дороги; только в Южно-Африканском Союзе, в бельгийских и французских колониях было проложено свыше 7 тыс. миль железных дорог. Интересам колонизаторов служил прорытый на территории Египта Суэцкий канал.

В колониях и зависимых странах создавались также иностранные промышленные предприятия, в первую очередь в добывающей промышленности. Колонизаторы интенсивно захватывали все источники сырья, уже открытые и еще неоткрытые.

С этой целью широкое распространение получили различные концессии, предоставляемые монополиям. Нередко территория концессии, недра которой можно было эксплуатировать бесконтрольно, становилась своеобразным государством в государстве. Такой была, в частности, концессия англо-персидской (будущей англо-иранской) нефтяной компании в Иране. На территориях иностранных концессий в Китае державы имели свои органы власти, суды и полицию. Нефть, уголь, руды, редкие металлы, фосфаты - все переходило в руки иностранных монополий. Создавались многочисленные компании по эксплуатации недр, по разведке полезных ископаемых. Нефтяные компании захватывали основные нефтеносные районы в арабских странах, Иране, Индонезии. Иностранцы присваивали монопольное право на добычу и продажу соли в Египте, Индии, Вьетнаме, Турции. Богатейшие алмазные и золотые россыпи в Индии, африканских странах перешли в руки английских, французских и бельгийских компаний.

Иностранные компании захватывали не только внутренний рынок, но и внешнюю торговлю стран Востока. Само по себе превращение зависимой страны в страну монокультуры и в источник сырья не было столь эффективным для финансового капитала без господства в сфере экспортных и импортных операций. И каждая империалистическая держава, ввозящая капиталы, огромную их часть вкладывала в данную сферу. Анализ структуры ввоза и вывоза товаров колониальных и зависимых стран показывает громадное преобладание в экспорте сырья и в импорте фабричных товаров. Так, в Индии на грани XIX и XX вв. половину ввоза составляли английские хлопчатобумажные ткани, а три четверти вывоза - колониальное сырье и продовольствие. Египет ввозил в больших размерах хлопчатобумажные ткани и продовольствие, вывозил, главным образом, хлопок. На Филиппинах 90% всего вывоза составляли сахар, пенька, кокосовые орехи и табак. Этот список можно продолжать долго. Очевидным является следующее: во внешнеторговых отношениях между метрополиями и зависимыми странами господствовала система неэквивалентного обмена. Низкие цены на готовые товары приносили иностранным монополиям максимальные прибыли. Население колоний и полуколоний подвергалось двойному ограблению.

Вся таможенная политика подчинялась метрополиям. Американцы на Филиппинах, французы во Вьетнаме, англичане в Индии и Египте устанавливали таможенные и железнодорожные тарифы, дававшие им наибольшую выгоду.

Империализм консервировал в колониях и зависимых странах феодальные пережитки. Хотя в конце XIX в. в большинстве стран Азии и некоторых странах Африки натуральное хозяйство было подорвано и в деревню проникали товарно-денежные отношения, эксплуатация лишенного земли крестьянства по-прежнему носила феодальный или полуфеодальный характер. Не только свои помещики, но и монополии империалистических государств эксплуатировали крестьянство Азии и Африки полуфеодальными методами. На плантациях, принадлежащих иностранному капиталу, рабочие находились на положении по сути полурабов-полукрепостных (о чем подробнее будет сказано позже). Стремясь сохранить колонии и зависимые страны в качестве своих аграрно-сырьевых придатков, империалистические державы поддерживали господство землевладельцев и другие пережитки Средневековья. Внедрение иностранного капитала сопровождалось усилением феодальной эксплуатации крестьянства. Империалистический гнет был неразрывно связан и тесно переплетался с феодальным гнетом.

Этот далеко не полный перечень новых методов и форм эксплуатации зависимых стран привел к серьезным изменениям в социально-экономической структуре восточных обществ в условиях их вынужденного колониально-капиталистического синтеза.

Лекция 1: 123456 || Лекция 2 >
Елена Максимова
Елена Максимова

Здравствуйте. Я записалась на бесплатный вариант курса "История стран Азии и Африки в новейшее время", но если в процессе изучения я пойму, что мне бы хотелось получить удостоверение о повышении квалификации, я смогу перейти на вариант повышения квалификации? 

Марта Цыркунова
Марта Цыркунова

Добрый вечер!

Скажите,пожалуйста,итоговый экзамен по курсу стоит на 16 ноября,то есть по истичении этого срока я не смогу сдать экзамен?

С уважением,Марта

 

Елена Игнатко
Елена Игнатко
Россия, Москва
Юлия Шельдешова
Юлия Шельдешова
Россия, Астрахань, Астраханский государственный университет