Тверской государственный университет
Опубликован: 29.04.2015 | Доступ: свободный | Студентов: 2056 / 574 | Длительность: 09:29:00
Специальности: Философ, Социолог
Лекция 5:

Глобальные проблемы информационного общества

< Лекция 4 || Лекция 5: 12345 || Лекция 6 >

4.7. Взаимопонимание

Глобальное (и даже локальное) информационное общество невозможно без взаимопонимания государств, народов и отдельных граждан. Если мы хотим жить в едином информационном пространстве-времени, несмотря на имеющиеся психологические, этнические, культурные и экономические различия, придётся пойти навстречу друг другу, забыв о противоречиях и конфликтах. Категории обмана, коварства и вражды должны уступить место категориям доверия, содружества, благожелательности и благородства, как между настоящими друзьями. Сейчас известен т. н. нетворкинг (networking) - социальная и профессиональная деятельность, направленная на решение индивидом жизненных задач с помощью друзей и знакомых (теория "шести рукопожатий"). В ИО "шесть рукопожатий" нетворкинга должны превратиться в миллионы и миллиарды рукопожатий.

Отношения между разумными людьми и интеллектуальными машинами не могут перейти в фазу взаимопонимания, пока у интеллекта существующих машин, в отличие от интеллекта людей, нет "алгоритма понимания". Появится ли он в будущем, - большой вопрос. Поэтому проблему взаимопонимания оставим до поры в юрисдикции человечества.

Взаимопонимание как этическая форма взаимоотношений между людьми до настоящего времени представляется terra incognita. Почему иногда достигается или, наоборот, срывается соглашение по спорным вопросам? Каждый заинтересованный субъект спора по-своему прав, предвзят, пользуется неполной и не вполне объективной информацией, доморощенными критериями оценки ситуации и целями достижения собственных интересов.

Можно выделить три фактора недопонимания:

  1. недостаточная структуризация информации под чужие критерии и недостаток априорных знаний друг о друге;
  2. наличие случайных или умышленных помех;
  3. отсутствие общего языка и общих критериев оценки [8].

Первый фактор обусловлен, во-первых, профессиональной узостью, а часто и некомпетентностью мышления одного человека относительно способа мышления другого человека, что имеет место даже в замкнутой среде интеллектуалов. Так, например, врач-кардиолог может не понимать образа мышления акушера, а оба вместе не понимают психиатра. Специалист-политолог по Скандинавии бывает некомпетентен в африканских проблемах, а африканист может не понимать образа мышления финнов. Профессиональные программисты бывают некомпетентны в электронике, а инженеры-компьютерщики, кроме Бейсика версии VBA, могут не знать других языков программирования. Но в подобных ситуациях никто не считает себя ущербным, ведь в своей сфере деятельности он - профессионал. В результате возникают непреодолимые трудности, вызванные тем, что в каждом виде деятельности люди не только действуют, но и думают по-разному. Кроме того, не зная индивидуальных мотивов, мы склонны к излишним обобщениям социальных мотивов и действий.

Второй фактор, разрушающий взаимопонимание, - помехи, которые, как отмечалось, неотвратимы в физических каналах связи. И это не только случайные помехи, создаваемые природой, но и помехи, непредумышленно или умышленно создаваемые людьми. Например, неупорядоченность и противоречивость информации, скачанной из Интернета по нужной теме, превращает информацию (против воли авторов - её источников) в бесполезный шум, где, возможно, затерялись и полезные сведения. В результате у пользователя возникает внутренний шум в виде нестабильности информационных образов, неэффективности переработки информации, информационных стрессов и мятущихся мыслей. Пример умышленной помехи: международный конгресс по глобальному информационному обществу подвергается моральному давлению со стороны антиглобалистов, съехавшихся по призыву социальных сетей со всего света и заполонивших улицы. В условиях помех добиться не то что взаимопонимания, а просто понимания ситуации бывает крайне сложно.

Третий фактор обусловлен языковой и культурной разобщённостью людей, что приводит к различию в категориальном аппарате и критериях оценки конкретных ситуаций. Применение общих критериев пока проблематично, как проблематичен, например, общий критерий женственности у современных европейцев, африканцев и азиатов.

Особо важной, по нашему мнению, является проблема языка понимания как общей основы и предтечи взаимопонимания. В отличие от языков объяснения, этнически различных и разобщённых, язык понимания обращён к постижению или генерации смысла (сути) постигаемых сущностей. Суть явления или предмета не нуждается в объяснении, чаще всего далёком от понимания. Поэтому язык понимания не нуждается в переводе, как язык объяснения. Последний часто переводится слово в слово (например, первыми примитивными компьютерными переводчиками). Но разве можно адекватно понять дословный (не поэтический) русскоязычный перевод сонетов Шекспира или незнакомых национальных идиом, например, знаменитой хрущёвской "кузькиной матери" (Kuzma's mother)? В то же время понять язык изобразительного искусства можно без всякого перевода. Музыка, танец, пантомима, живопись и, в целом, культура говорят на языке понимания и в результате служат взаимопониманию между народами, горизонтальным связям между ними подчас больше, чем саммиты, форумы, конгрессы, ассамблеи. Личный пример, показ значат больше для понимания, чем объяснение о правилах приличия или о забивании гвоздей.

Структура человеческого языка содержит понимание в семантической подструктуре, в то время как объяснение пользуется морфологической и синтаксической подструктурами. Представители фауны говорят между собой и с людьми, в основном, на молчаливом языке понимания, а язык объяснения ограничивается у них междометиями и эмоциональными восклицаниями.

За кажущейся простотой процессов объяснения и понимания скрывается целый пласт сложных проблем: проблема первичного понимания ("ничего не понимаю, значит, нечего объяснять"), проблема кодирования понимания кодами языка объяснения ("понимаю, но объяснить не могу"), проблема декодирования объяснения в понимание ("объяснение непонятно", "объяснил так, что сам понял, а они не понимают"), наконец, проблема взаимопонимания ("мы не понимаем друг друга").

Полагаем, что язык понимания смыслов - высшая форма любого языка, существовавшая, возможно, задолго до появления известных способов коммуникации. На длительном пути своего развития язык общения (он же язык объяснения) не сделал язык понимания менее актуальным. Ведь, как и прежде, "люди не понимают друг друга потому, что они не говорят на одном и том же языке, и потому, что есть языки, которые не могут быть изучены" (А. Пуанкаре). От себя добавим, что понимание с компьютерами не достигается с помощью понятного им языка двоичного кода. Последний только объясняет компьютеру, что от него требуют команды программы, но смысл этой программы от компьютера скрыт за несколькими "перегородками": за переводчиком-транслятором языка программы в двоичный код, за программистом, переводившим алгоритмы в язык программы, за математиком, переводившим решаемую задачу в формализованные алгоритмы, и, наконец, за постановщиком задачи, понимающим суть проблемы, которая требует своего решения. Понимание достигается на уровне проблем, целей, идей, а не на уровне команд и данных. Музыкант тоже пользуется языком объяснения - нотным станом, но лишь как путеводителем к желанному взаимопониманию с инструментом, испытывая при этом муки нехватки языка объяснения для воспроизведения своего понимания музыкального произведения. Не такие ли муки испытывают интерпретаторы живописи и поэзии, мировоззрения и веры? Книги тоже написаны на языках объяснения, но "культура - это не количество прочитанных книг, а количество понятых" (Ф. Искандер).

На заре человечества переход от примитивных сигнальных ассоциаций правополушарного мышления к комбинированию и отбору связей между ассоциативными образами означал переход от реликтового долингвистического континуального языка понимания к первичному дискретному языку объяснения, венец которого - язык логических абстракций как продукт левополушарного мышления. Иными словами, генезис "венценосного" дискурса (логического рассуждения), который правит бал в информационных ресурсах человечества, следует искать в языке понимания. Как бы не вышло, что информационное общество попадёт в "мухоловку", построенную многими дискурсивными языками объяснения, вместо того, чтобы летать на крыльях одного общего языка понимания, как летает муха в свободном полёте. Лишь используя язык понимания, оперирующий со смыслом информации, знание как высшая ценность информационного общества по праву приобретёт эпитеты содержательного, понимающего, мудрого знания (в отличие от рассудительного умного знания, циркулирующего в современной инфосфере).

Любые заинтересованные взаимоотношения между людьми (согласие, конфликт) суть проявления процессов информационного взаимодействия - обмена данными и командами (внешней информацией на языках объяснения), идеями и смыслами (внутренней информацией на языке понимания). Внешняя информация передаётся привычными физическими каналами связи, внутренняя - непривычными и во многом не познанными каналами (телепатическими, квантовыми и др.). Для обмена внешней информацией нужна энергия, хоть и небольшая. А обмен внутренней информацией возможен даже в безэнергетическом режиме: "информация …может передаваться при помощи чрезвычайно малого количества энергии или, возможно, даже совсем без энергии" (Н. Винер [1], курсив В.Г.).

Вне зависимости от природы канала связи информационное взаимодействие между источниками и потребителями информации подчиняется принципу взаимной информации, согласно которому диалоговая (взаимная) информация количественно одинакова для субъектов диалога, но не может быть больше потенциальной информативности субъекта, обладающего меньшим информационным потенциалом19"Количество информации в W относительно Z равно количеству информации в Z относительно W", т. е. I(ZW)=I(WZ) (Дмитриев В.И. Прикладная теория информации. В.И. Дмитриев). М.: Высшая школа, 1989. С. 124-125).. Принцип взаимной информации проистекает из физического принципа взаимности, согласно которому между двумя источниками полей и создаваемыми ими полями в местах расположения источников существует перекрёстная связь. Для нас важен не столько количественный аспект, сколько само существование взаимной информации между субъектами диалога. Если субъекты - носители культур, разных по спектру ценностей и традиций, то они открыты друг другу только в пределах наименьшего спектра или в пределах области пересечения спектров. Чтобы субъект мог в диалоге освоить новые для себя спектральные составляющие другой культуры, ему потребуется расширить или сместить спектральную "полосу пропускания" своего приёмника, т. е. настроить приёмник на спектр другой культуры. Эти аксиомы теории и техники связи (коммуникации) действительны и для коммуникации культур. Полноценные информационные процессы в технике связи требуют обоюдной согласованности амплитудно-фазо-частотных характеристик передатчика и приёмника сигналов. Аналогично полноценные информационные процессы в диалоге культур требуют обоюдного согласия (согласованного стремления к взаимопониманию) участников диалога.

Если форма коммуникации - не диалог, а полилог между N коммуникантами (N > 2), то потенциальное число диалогических пар полилога равно N(N - 1)/2 (при условии, что каждый коммуникант сам с собой не контактирует). Для каждой пары принцип взаимной информации остаётся в силе. Если один из N собравшихся докладывает, а остальные ему внимают, образуются N - 1 диалогических пар. При этом внешне (на языке объяснения) налицо монолог, а диалогов нет, но внутренне (на языке понимания) диалоги существуют, и докладчик это чувствует по реакции зала, подчас неуловимой, а подчас и явной (аплодисменты, ропот, возгласы одобрения или неодобрения, равнодушие).

Принцип взаимной информации имеет непосредственное отношение к кибернетическому принципу обратной связи. Но это не значит, что взаимная информация циркулирует только между кибернетическими системами (организмами, машинами). Она есть и в неорганической природе. Было бы ошибкой считать, что мы познаём природу как бесчувственный и безответный объект. Она тоже познаёт нас на своём языке понимания и реагирует, как может (агрессией или обороной, приоткрывая свои тайны или скрывая их). Поэтому полагаем, что принцип взаимной информации обладает свойством всеобщности, как и проблема взаимопонимания в целом.

Вернёмся к сообществу homo sapiens. Количественная взаимность информации (по её объёму) не равноценна качественной взаимности (по её содержанию). Качество информации, т. е. её смысловое, прагматическое и ценностное измерения, определяется свойствами субъектов диалога, каждый из которых одну и ту же информацию может понимать, ценить и использовать по-своему. В этом и состоит главная информационная проблема диалога культур в процессе глобализации (см. также "Методы исследования переходного периода" ).

Итак, чтобы обеспечить взаимопонимание между теми, кто принял на вооружение идею глобального информационного общества, чтобы избегать нежелательных конфликтов, представляется полезным:

  • лучше знать друг друга;
  • пользоваться "языком понимания";
  • согласовывать критерии оценок и спектры ценностей культур;
  • считаться с принципом взаимной информации.

Узость жизненного пространства человека в прежние века трансформировалась в современную узость жизненного пространства всего человечества. Планета Земля представляется современному человеку гораздо в меньшем размере, чем даже век назад. Сейчас, образно говоря, "у Джона аукнется, у Ивана откликнется", и наоборот. Каждой стране в глобальном ИО требуется взаимопонимание и согласие с миром во имя собственного прогресса. Для этого открыты все двери, например, двери международных форумов, конгрессов, конференций, которые ежегодно проводятся в разных странах и, конечно, в России. Взаимопонимание положительно влияет на всех членов семьи, в том числе самой большой семьи - человечества.

< Лекция 4 || Лекция 5: 12345 || Лекция 6 >
Инесса Соловьева
Инесса Соловьева
Анжелика Семашкова
Анжелика Семашкова
Артур Гибадуллин
Артур Гибадуллин
Россия, г. Нижневартовск