Тверской государственный университет
Опубликован: 29.04.2015 | Доступ: свободный | Студентов: 2055 / 575 | Длительность: 09:29:00
Специальности: Философ, Социолог
Лекция 4:

Социальные основы информационного общества

< Лекция 3 || Лекция 4: 12345 || Лекция 5 >

3.2. Информатизация государственных институтов

В ИО информатизации подлежат государственные и региональные властные структуры (концепция "электронного правительства"), избирательная система, документооборот.

Власть. В информационном обществе, которое в политическом аспекте не может не быть демократическим, все граждане должны иметь доступ к информации, жизненно важной для каждого и для всего социума (народа). В число этих граждан входят не только так называемые "рядовые" граждане, но и "генералы" в лице государственных служащих. Иными словами, и рядовые, и генералы должны иметь друг о друге полную и достоверную информацию (за исключением конфиденциальной), необходимую для принятия обоснованных решений. Ведь не только генерал, но и "каждый солдат должен понимать свой манёвр" (Фридрих II Великий, А.В. Суворов). Граждане и государственные органы должны информационно взаимодействовать в процессе выработки решений социальной и государственной важности. Информационные технологии позволяют реализовать такие возможности, руководствуясь двумя кибернетическими законами (см. "Введение" ):

  1. любая целенаправленная деятельность инициируется информацией;
  2. полноценная система управления должна включать в себя цепь информационной обратной связи.

В тандеме "власть-народ" для реализации этих законов могут использоваться, в частности, опции обратной связи на государственных Интернет-сайтах, "интернет-киоски", устанавливаемые в общедоступных местах и предназначенные для обслуживания граждан, не имеющих ПК или свободного доступа в Интернет.

Информатизация властных структур болезненна для власти как таковой, ибо подобна хирургическому вмешательству в её отлаженный веками организм. Власть лишается монополии на информацию и прАва на её умолчание. Граждане получают право анонимно задавать вопросы, в том числе неудобные с "государственной точки зрения", и требовать ответов на них. В диалоге спрашивающего и отвечающего приоритет имеет спрашивающий. Значит, государственная власть по мере своего вхождения в киберпространство теряет властные полномочия в пользу "кибердемократии" и "интернет-либерализма". Попытки власти в некоторых странах ввести цензуру на самовыражение граждан в киберпространстве, по нашему мнению, бесперспективны и подобны несанкционированному вмешательству во внутренние дела независимого государства, каковым является киберпространство (см. "Введение" ).

Возникающие иногда конфликты между властью и гражданами обусловлены отжившим рабовладельческим, феодально-крепостническим представлением о том, что граждане в большинстве ленивы и нуждаются в погонщике в лице власти. На самом деле современные граждане в своём большинстве являются творческими людьми и могут претендовать на свою долю ответственности. Информатизация власти как раз и должна позволить гражданам брать на себя больше, чем им было позволено прежде. Она должна дать им соответствующие полномочия и поощрить их думать и действовать самостоятельно, помогая власти и самим себе. Это значит, что иерархическая, пирамидальная структура общества, где верх иерархической пирамиды - власть, а основание - граждане, должна трансформироваться в сетевую самоорганизующуюся структуру истинно демократического общества - "сетевого общества" (см. "Введение" ).

Таким образом, в информационном обществе наряду с известными ветвями современной власти (или даже вместо некоторых из них) появится новая властная ветвь на волне информатизации, которая со временем будет играть главенствующую роль. Каким будет название этой ветви власти, не столь важно. Важно, что она будет.

Избирательная система. Автоматизация выборов в ИО будет непременно. Ожидаемые преимущества: увеличение явки избирателей (особенно при дистанционном голосовании через Интернет или посредством "электронных урн"), избавление от бумажных бюллетеней, сокращение непроизводительно больших по численности избирательных комиссий, издержек средств и времени благодаря ускорению процесса подсчёта голосов, экономии затрат на бюллетени и работу избирательных комиссий. Ожидаемые проблемы: установка мошеннического оборудования и программного обеспечения, ошибки и сбои настройки оборудования и ввода данных, недостаточная защищённость от фальсификаций на этапах ввода и обработки данных, отсутствие гарантий полной анонимности голосования.

С другой стороны, традиционная демократическая избирательная система, по нашему мнению, исчерпала свой законодательный запас прочности и нуждается в обновлении в интересах ИО (см. "Гуманитарные основы информационного общества" ). Кроме того, полагаем, что в странах, где компьютеры "под Интернетом" имеются не у всех граждан, общедоступные интернет-киоски оказывают платные услуги, а "электронные урны" - пока экзотика, не вышедшая за пределы пилот-проектов, явка избирателей может не увеличиться. Процедура дистанционного голосования может оказаться непростой, если избирателю предстоит самоидентификация (аутентификация) на сайте (блоге) территориальной или региональной избирательной комиссии: надо ввести пароль доступа к серверу комиссии, свои паспортные данные и цифровую подпись, возможно, отпечатки пальцев, фото и др. Может потребоваться смарт-карта с индивидуальным кодом-паролем избирателя. Всё это не способствует (мягко говоря) непринуждённому волеизъявлению граждан как их конституционному праву и отпугивает людей от дистанционного голосования. Серьёзным доводом против него служит и "цифровое неравенство", выражающееся в дискриминации избирателей, у которых нет навыков обращения с информационной техникой (компьютерами, терминалами и др.) или не имеющих доступ к Интернету. "Цифровое неравенство" противоречит конституционному принципу всеобщего и равного избирательного права. Из-за неизбежных ошибок ввода данных процесс подсчёта голосов тоже вряд ли упростится и убыстрится.

Аналогичные проблемы могут возникнуть и при проведении референдумов, плебисцитов, социологических опросов.

Документооборот. Безбумажный документооборот в государственных органах, в том числе в финансово-банковской и налоговой сферах, приживается крайне трудно по причинам, связанным с пробелами в нормативной базе (со стороны государственных органов имеет место "непонимание от незнания"), с сохраняющимся бюрократическим поклонением бумаге и недоверием к E-money и E-business в условиях процветания трудно раскрываемых компьютерно-коммуникационных преступлений.

Насколько нам известно, термин "безбумажная информатика" впервые появился в трудах отечественного учёного В.М. Глушкова (60-е гг. ХХ в., [5]) - одного из инициаторов автоматизации всех сфер человеческой деятельности, создателя и первого директора Института кибернетики (г. Киев). По мнению Глушкова, безбумажная технология "никоим образом не устраняет человека…, а лишь передвигает его усилия от рутинной работы в более творческие области… Точно так же не следует впадать в вульгаризацию, считая, что новая технология устраняет абсолютно все бумажные документы". Вслед за Глушковым известный американский программист и IT-бизнесмен, пропагандист "безбумажного офиса" Б. Гейтс взывает к бизнес-сообществу: "избавьтесь от гнёта бумаг3Б. Гейтс называет 70-е гг. временем появления термина "безбумажный офис"." [3]. Он знает, о чём говорит - руководимая им транснациональная компания Microsoft за первый же год внедрения безбумажного документооборота сэкономила несколько десятков млн. $ на одной только замене бумажных бланков электронными шаблонами для использования их в интрасети компании. Наибольшую экономию принесло сокращение расходов на обработку документов: снижение стоимости транзакций при одновременном росте их числа, исключение ошибок адресации и кодирования документов, простота поиска по гиперссылкам, переключение сотрудников с рутинных функций на интеллектуальные, применение обратной связи с пользователями. Кроме электронных бланков (форм, шаблонов), в безбумажном документообороте используется компьютерная технология сканирования тех бумажных документов, которых не удаётся избежать (например, поступающих извне). Непрерывно совершенствуются дисплеи с целью обеспечения идентичности печатного и электронного изображений текста, комфортности чтения. Б. Гейтс призывает бороться не столько с бумагами, сколько с негибкостью мышления людей, причастных к документообороту.

Вместе с тем, Б. Гейтс с горечью отмечает, что объём бумаг растёт быстрее, чем электронная технология успевает их заменять. Причину он видит в излишне запутанных и долгих административных процессах. Глубокий анализ состояния и перспектив безбумажного документооборота, проведённый авторитетным специалистом для сферы бизнеса, имеет самое непосредственное отношение и к государственным институтам. Достижения и проблемы безбумажного документооборота везде практически одинаковы. И если в США информационные технологии не успевают справиться с потоком бумаг, тем более это справедливо для стран, где бюрократия пока управляет датакратией4От data (англ.) - данные. Датакратия здесь отождествляется с властью владельцев электронных баз данных. В.М. Глушков считал создание и поддержание баз данных первым шагом на пути перехода к безбумажной информатике., а не наоборот, где электронные документы не узаконены, где "без бумажки ты букашка, а с бумажкой человек" (и чтоб на бумажке была бы официальная печать!).

< Лекция 3 || Лекция 4: 12345 || Лекция 5 >
Инесса Соловьева
Инесса Соловьева
Анжелика Семашкова
Анжелика Семашкова
Артур Гибадуллин
Артур Гибадуллин
Россия, г. Нижневартовск