Тверской государственный университет
Опубликован: 29.04.2015 | Доступ: свободный | Студентов: 2055 / 576 | Длительность: 09:29:00
Специальности: Философ, Социолог
Лекция 3:

Гуманитарные основы информационного общества

< Лекция 2 || Лекция 3: 1234 || Лекция 4 >

2.2. Культ знаний и образование

Социально-психологическая установка культа знаний характерна для многих членов обществ экономически развитых стран, в которых материально-бытовые проблемы, в основном, позитивно решены и социум может себе позволить довольно часто отвлекаться от них в пользу решения духовно-нравственных проблем (хотя мы полагаем, что материально-бытовые и духовно-нравственные проблемы взаимосвязаны). С другой стороны, известны "небогатые" общества, члены которых изначально ориентированы именно на духовные ценности, в частности, самопознание и самосовершенствование, и пренебрегают телесными ценностями материального плана2Обычно те или иные духовные императивы общества обусловлены религиозными и историческими корнями его "титульной нации", условиями обитания народа.. Однако в любом обществе значительно больше инертных людей с потребительской ментальностью, исповедующих в качестве нравственной максимы скорее культ материального благополучия, нежели культ знаний и самосовершенствования. Для них люди духовной ориентации представляются как некие особи "не от мира сего". Чтобы каждому члену общества привить вкус к познанию, по-видимому, потребуется накопить "критическую массу" интеллигентных людей, способных привести общество к "цепной реакции" возрождения нравственно-духовных ценностей, в частности, культа знаний.

Для безболезненного входа в глобальное информационное общество требуются люди, открытые накопленному общечеловеческому знанию, терпимые к другим (но обязательно нравственным) мировоззрениям, морально готовые к постоянному повышению уровня своей образованности в разноязычной среде, избегающие навязывания догм себе и другим. Международные адепты открытого информационного общества (G7, G8, G20, Евросоюз, BRICS, организации под эгидой ООН) основное внимание в своих концептуальных документах уделяют экономическим и техническим проблемам глобализации, по-видимому, полагая, что каждый член глобального ИО, в какой бы стране он ни жил, будет неукоснительно работать для достижения стандартизованного "глобального счастья". Ведь вхождение в информационную цивилизацию так заманчиво для всех, не правда ли? Однако история практически всех стран показывает, что многие заманчивые социально-экономические идеи и предложения, опиравшиеся на концепции общемирового значения, оказывались на поверку миражами, недостижимыми утопиями, самообманом. Это не способствовало развитию личностной открытости и толерантности (терпимости), столь необходимых в глобальном ИО. Полагаем, что и культ знаний каждого народа впитывает особенности национального менталитета и вряд ли согласуется с культами знаний, свойственными другим национальным менталитетам, ибо религия, история и обстоятельства жизни разных народов во многом разные. А без такой согласованности и, возможно, компромиссов глобальное ИО, как и мираж, отодвигается к недостижимому горизонту.

Знание и понимание. Знание - основополагающий ресурс ИО, который в отличие от других ресурсов умножается, если им делиться. Понятие знания представляется очевидным, но оно не так просто, как кажется.

Субъективное знание, по нашему мнению, - наиболее ценная информация, понятая, уверованная, систематизированная субъектом, полезная, значимая для него, ставшая внутренним состоянием его сознания и подсознания. Знание больше тяготеет к истине, в отличие от мнения, которое может быть как истинным, так и ложным. Но граница между знанием и мнением эфемерна. Ведь и мнение мимикрирует под знание. Столь же эфемерна и граница между знанием и незнанием. Субъективное знание на практике - комплекс мнений, полученных от педагогов, близких людей и коллег, а также из книг, Интернета и собственного жизненного опыта. Такое знание как продукт мышления и деятельности человека может содержать заблуждения и ошибки: "все мы немощны, ибо человецы суть". Поэтому полагаем, что ни один субъект не обладает полным знанием о чём-либо - знание рассеяно фрагментами во мнениях. В таком смысле многочисленные мнения и содержащееся в них фрагментарно знание - текущие, промежуточные продукты поиска истины - цели познания. "Что есть истина?" Ответ на этот философский вопрос "с бородой" мы позволим себе представить в аллегорической форме манящего перста несбыточной мечты, ибо истина, в нашем понимании, есть скрытая, недоступная сущность познаваемого.

Знание, которое преподаватели дают, надо ещё взять (что непросто3Интернет-баннер: "Если Вам дали образование, это не значит, что Вы его получили".), и, учитывая изложенное, знание - не "священная корова", которую можно доить, но нельзя на неё посягать, тем более что такое знание процессуально, изменчиво, как изменчивы мнения. Приобретённое знание - это "как бы понимание": "…то, что известно, ещё не есть оттого познанное" (Г. Гегель). Без понимания нет познания. Якобы зная некий объект исследования, наука не обязана его понимать, но обязана выдать рекомендации по рациональному использованию. Так, считается, что электричество мы знаем, ведь мы им успешно пользуемся согласно научным рекомендациям. Но даже электрофизики не могут похвастаться пониманием электричества. И. Ньютон, подаривший человечеству закон всемирного тяготения, не стеснялся признаться в собственном непонимании природы тяготения: "гипотез не измышляю"; физик Р. Фейнман: "Мы будем говорить не о том, как мы умны, что открыли этот закон, но о том, как мудра природа, которая соблюдает его4Физика призвана дать человечеству знание о природе (через её объяснение) и, лишь по возможности, приоткрыть её истины (через понимание). "Мы знаем гораздо больше, чем понимаем" (А. Адлер).".

Объективное знание, наполненное одними истинами, - недостижимый идеал, объект философии Г. Гегеля и неогегельянцев. Поэтому никто не имеет права впадать в апломб непогрешимости, изрекая якобы "истины в последней инстанции", а на самом деле давая всего лишь "иллюзию знания". Ведь даже проверенные временем математические аксиомы и физические законы, изучаемые по учебникам, "неопровержимые" естественно-научные и социально-гуманитарные теории и накопленный опыт опровергались или, в лучшем случае, ограничивались узкой областью своего применения. Тем более это справедливо для современности с её бурно развивающимися технологиями и переоценкой прежних представлений. Лучше придерживаться осторожных суждений: "согласно современным представлениям (принятым ограничениям)…", "по мнению имярек…", "известные опыты показали…", "полагаем, что…" и т. п. Ведь истины как скрытая суть природы (в том числе, природы человека) недоступны и лишь некоторые из них отчасти приоткрываются избранным умам через научные открытия, интуицию, озарение, как будто слегка раздвинутый театральный занавес приоткрывает часть сцены, но не всю сцену - "царство истины". Однако, даже такие скудные "подарки природы" чаще всего остаются непонятыми или превратно понятыми.

Задача любой школы - не наполнить память обучающихся знаниями-мнениями, а воспитать у них самостоятельность мышления и любознательность, нацеленные на добро. Последние можно развить не обучением, а самообучением: "человек до конца понимает лишь то, до чего додумывается сам, подобно тому, как растение усваивает лишь ту влагу, которую впитывают его корни" (А. Реньи).

По большому счёту современные информационно-сетевые технологии способствуют в лучшем случае росту эрудиции пользователей в области мнений, но не экстрагированию знания из добываемых мнений и его аккумуляции. "Есть мнение", но не знание. Согласимся, что понятия эрудиции и знания содержательно не совпадают. С иллюзорностью знания придётся мириться, как мирились и в прежние цивилизационные периоды. Однако, даже не имея желанного знания и пользуясь только мнениями - иллюзиями знания, человек может принимать практические решения. Иными словами, знание даже в виде мнений конструктивно и рецептурно - его можно полезно применить в деятельности, что и делается (Билл Гейтс: "Используйте знание в бизнесе" [3]). Таким образом, аппаратно-программно-сетевая инфраструктура пока (и в обозримом будущем) способна лишь на оказание информационных услуг в подпитке эрудиции человеческой "базы знаний" - тезауруса (от лат. thesaurus - сокровище, клад) для принятия человеком решений, в том числе творческого характера, но не в познании (понимании) истин. Воистину, "где мудрость, утраченная нами ради знания? Где знание, утраченное нами ради сведений?" (Т.С. Элиот). По нашему мнению, понимание не технологично.

Не следует думать, что общество знания справится со всеми проблемами субъективного и объективного (по)знания, но прагматическое использование приобретённого знания и даже эрудиции ему вполне под силу, например, с помощью технологий "извлечения знаний из данных", подобных современным технологиям Data Mining, Knowledge Data Discovery.

Информатизация образования. В информационном обществе, базирующемся на культе знаний, информатика - фундаментальная дисциплина. В ИО также возрастёт роль инженерной психологии, эргономики, БЖД (безопасности жизнедеятельности) и других дисциплин, изучающих человеко-машинные системы и отношения. В кругу информационно-компьютерных технологий информационного общества культура познания не может остаться той же, что была прежде. В индустриальном обществе, в котором компьютеры появились, но в лучшем случае использовались как большие калькуляторы, мы думали. А что нам оставалось делать? Ведь компьютеры-счётчики5Computer (англ.) - счётно-решающее устройство (от compute - считать, вычислять). без нас не могли решить наших задач. Педагог, инженер, конструктор, учёный, а заодно и школьник, студент отслеживали весь ход решения задачи от её постановки и ввода исходных данных до получения решения. Мы с уважением и пониманием относились к аналитическому обоснованию методов решения задач и к программированию этих методов. Аналитический разум ценился и в гуманитарной среде управленцев, врачей, педагогов и др. Оптимальное управленческое решение, диагноз заболевания, профориентация учащихся требовали существенных умственных усилий, опыта и знаний - не столько ситуационных, конкретных, сколько фундаментальных (что толку от врача, который по внешним симптомам лечит явные следствия, а не скрытые причины заболевания, от государственных мужей, которые не пошли дальше тактического, сиюминутного мышления "тришек", аврально латающих дырявый кафтан государства?). Но мы тратили слишком много времени (и денег!) на решение своих задач. Рутина душила творчество удавкой времени.

И вот, наконец, компьютер-счётчик превратился в компьютер - информационную машину. Теперь он может обработать горы информации, принять управленческое решение симплекс-методом, продиагностировать по томограмме заболевание методами распознавания образов и кластерного анализа, протестировать эрудицию пользователей и т. д. Нам остаётся лишь "накормить" компьютер исходными данными через правильно выбранное "программно-ротовое отверстие" и ждать реакции его "желудочно-кишечного тракта" и процессора, а также связанной с компьютером периферии. Время решения задачи с помощью такой "информашины" (от постановки до результата) существенно меньше, чем с помощью счётчика. Из первоначальной (40-90 гг. ХХ в.) цепочки "пользователь \to программист \to компьютер" программист практически исключён, ибо современные информационные технологии заменили программирование решения рутинных пользовательских задач выбором опций и макросов из меню дружественных интерфейсов пакетов программ (офисных, статистических, графических и др.). Рутина побеждена! Клавиатура, мышь, сенсоры, макросы, Сеть, плагины, архиваторы, интерактивные интерфейсы, гаджеты, конечно, превосходны, но мы разучились думать, ибо современные пакеты прикладных программ и интернет-услуги - кнопочные технологии, требующие не столько знаний, сколько навыков: "сейчас все знают или, быть может, только думают, что знают…" (физик Я. Смородинский). Принципиально эти навыки мало чем отличаются от навыков дрессированных животных. Но цирк - не лучший аналог вуза, клиники, офиса, бухгалтерии и НИИ, а думать самому надо всегда, даже если "думающие" машины и технологии предлагают нам услуги, нередко нуждающиеся в перепроверке на предмет их адекватности решаемым задачам6"Прогресс цивилизации состоит в расширении сферы действий, которые мы выполняем не думая" (А.Н. Уайтхед)..

Гуманитариям тоже можно не ломать головы над первоисточниками, переводами, рефератами и контрольными работами. СтОит войти в реферативные сайты и переводчики Интернета, и будьте уверены - все проблемы будут решены (как минимум, на "удовлетворительно"). Если ничего не найдём там, скачаем по контекстному поиску - какие проблемы?!

Существующая система массового образования, в том числе с использованием компьютеров и Интернета, придерживается традиционной парадигмы "наполнения сосуда" (т. е. памяти обучаемого) знаниями. Удастся ли в этом сосуде "зажечь факел" понимания, зависит только от обучаемого - его способности самостоятельно мыслить и самообучаться. По нашему мнению, такую систему образования давно следовало бы переориентировать на парадигму "факела" - индивидуального самообразования и воспитания самостоятельного, творческого мышления. При этом "сосуд" наполнится сам собой, будьте уверены. В рамках такой парадигмы важны креативные технологии, базирующиеся на гуманитарных дисциплинах и искусстве (даже в технических образовательных учреждениях). Мировая практика показывает, что только такое образование способствует выявлению в каждой личности творческого начала на избранном ею поприще. Но среди "образованных людей", мнящих себя знатоками, самостоятельно мыслящих людей, талантов, творцов - единицы. Они, конечно, есть, но чаще всего сами этого не знают, как и окружающий их социум. И всё потому, что система массового образования ("охвата") - против личности, против человека, что представляется особенно неприемлемым для человека ИО как стратегической цели образования.

И, тем не менее, без информационных технологий представить себе современное учебное заведение невозможно, а компьютерофобы и консерваторы пусть не мешают учиться тем, кто с младых ногтей знаком с компьютером, как предыдущие поколения были знакомы с книгой.

Информатизация и компьютеризация7Информатизация - внедрение комплекса мер, обеспечивающих полное и своевременное использование полезной для общества информации, удовлетворение спроса на информационные продукты и услуги. Компьютеризация - внедрение компьютерных продуктов и услуг в социальные институты и практики. Поскольку информационные технологии, продукты и услуги реализуются, главным образом, через компьютерные технологии, в том числе, в системе образования, не следует, на наш взгляд, явно отделять друг от друга понятия информатизации и компьютеризации. образования позволяют реализовать принципиально новые методы обучения (переподготовки), недоступные или требующие нерационально большого времени при традиционных методах. Это, прежде всего, диалоговая форма обучения, при которой активность и содержание диалога с компьютером не ограничены ничем, кроме структуры автоматизированного курса (АК). Периодический диалог педагога и ученика был во все времена наиболее интенсивной и глубокой формой обучения - подчас даже более глубокой, чем самообучение по книге или конспекту лекций. Диалоги способствуют пониманию: "понимание всегда в какой-то мере диалогично" (М.М. Бахтин). Диалоги (в сочетании с действием) как метод обучения лежали в основе древнегреческих школ, гувернёрства в дворянских семьях XVIII-XIX вв., физических школ Резерфорда, Бора, Капицы, Ландау. Именно диалоговая форма обучения поддерживает процветание репетиторства.

При автоматизированном обучении успешно реализуется адаптация АК к обучаемым как по темпу выдачи информации (регулируется учащимся), так и по её содержанию (регулируется учащимся и/или автоматически самим курсом по результатам анализа ответов обучаемого на тестовые вопросы и задания). Диалог и адаптация в сочетании с быстродействием и памятью компьютера позволяют реализовать принцип индивидуального активного учебного процесса в условиях массового обучения.

На базе компьютеров реализуются математическое моделирование, интеллектуальные и деловые игры, виртуальный тренаж, вычислительные эксперименты в виртуальных лабораториях. Такие возможности позволяют внедрить проблемный, деловой принцип обучения, максимально приблизить обучение к современным методам работы, в том числе, работы инженера-творца, учёного и руководителя производства, привить обучаемым навыки самостоятельной работы в учёбе, науке и на производстве.

Совершенно новый смысл могут приобрести заочное и дополнительное обучение на расстоянии (дистанционное обучение, Интернет-образование), что позволит поднять уровень этих форм обучения до уровня очного обучения и привлечь в учебные заведения более широкий контингент студентов, преподавателей, специалистов-производственников. При дистанционном off-line-обучении не требуется расписания занятий, определяющего место и время их проведения. Каждый участник дистанционного обучения (преподаватель-тьютор или обучаемый) может работать в удобное для себя время и в удобном месте, оснащённом компьютером, что особенно важно для людей занятых и людей с ограниченными физическими возможностями (инвалидов, больных). Занятия могут проводиться и в on-line-режиме (скайп-технологии, видеоконференции, вебинары) с интерактивной связью обучаемых и преподавателей. Проблема лишь в недостаточной подконтрольности дистанционного обучения, которым чаще всего управляет не учебное заведение, а сам обучаемый. Но и эта проблема может быть отчасти решена посредством продуманной системы промежуточного контроля и тестирования. Также немаловажный фактор - дешевизна дистанционного обучения по сравнению с очным (тем более, очным платным) обучением.

Вероятно, в ИО одной из самых распространённых форм образования станет Интернет-образование, вернее, Интернет-самообразование. Во многих странах (и в России) уже давно успешно функционируют Интернет-университеты, выпускники которых получают сертифицированные дипломы государственного образца о высшем образовании.

Вслед за Б. Гейтсом [3] полагаем, что в каждом локусе глобального ИО должна быть поставлена государственная задача обеспечения каждого школьника и студента портативным информационным устройством (планшетом, ноутбуком, смартфоном, гаджетом и др.), которое даже вне учебного заведения обеспечит процесс обучения и самообучения владельца. Для этого потребуется гибкая ценовая политика, в рамках которой оплату такого устройства производят не только пользователи, но и муниципальные органы образования через продуманную систему субсидий. Для создания дешёвых портативных, карманных (pocket, handheld) информационных устройств, доступных любому учащемуся, должны быть привлечены разработки в области микро- и нанотехнологий из всех ведомств, включая силовые и космические.

При всех своих полезных возможностях компьютеризованное обучение, компьютерные тесты не позволяют выявить талантливых людей ("натасканных", "смышлёных" - да, талантливых - нет). В современной образовательной IT-среде обучаемые привыкают к шаблонным, рутинным навыкам технологий и интерфейсов. Особая учёность, тем более высшее образование для обучения таким навыкам не требуются; достаточно знаний в объёме средней школы и немного любознательности. Подобная стандартизация "экономит" мышление, загоняя его в подчинённое отношение к действию. Но именно мышление должно предшествовать рациональному действию: "Наш путь - путь мысли" (М. Хайдеггер). Правда, иногда от такого стереотипа приходится отказываться в пользу приоритета действия, например, в экстремальных ситуациях. Другой пример: чтобы познать мир микроорганизмов, пришлось вначале изобрести микроскоп (З. Янсен, А. ван Левенгук, Голландия), но прежде микроскопа надо было узнать свойства линз, которые, в свою очередь, надо было иметь под рукой, а прежде знать, как их сделать и т. д. Как бы то ни было, творческим императивом человека в информационном обществе как знающего деятеля и деятельного знатока должен быть нравственный сплав знания и деятельности с приоритетом знания, т. е. мышления.

Излишняя автоматизация обезличивает учебный процесс, отчуждает друг от друга его участников. Никакие hard и soft, дистанционные методы обучения (с их бесконтрольностью) не заменят живого общения учителя и ученика, живого общения самих учеников. Выхолащивается воспитательная функция образования - воспитание мышления ("зажечь факел" мышления). Информатизация и компьютеризация не ориентируют обучаемых на развитие важных первичных навыков (умений): учиться (т. е. усваивать знания, оптимально используя свои психофизиологические возможности - внимание, память, мышление, интуицию); общаться (информативно, этически, "вживую", а не только через телекоммуникации); выбирать ценности (ранжируя их по приоритетам); думать самому (а не по любезно предлагаемым шаблонам). Без этих навыков рассчитывать на успешное (само)образование не приходится. Поэтому до поры полагаем разумным некий симбиоз традиционных и автоматизированных форм обучения.

Человек в мире знания. При внешней иллюзии большей свободы выбора и поступка, навязываемой через СМИ и Интернет, современный человек стал гораздо более зависим от внешнего мира, чем его предки. Если далёкие предки зависели только от материального мира (интеллектуалы не в счёт - они всегда в меньшинстве), то потомки зависят уже от двух миров - материального и виртуального. Информатизация социальных технологий и, в частности, образования, приводящая к росту засилья виртуального мира в ущерб миру материальному, тоже направлена на якобы комфортность нашего бытия. Всё это приводит к падению жизненного тонуса современного поколения, несмотря на внешние позитивные антропологические изменения по сравнению с предыдущими поколениями. Антропологические данные, конечно, важны, но гораздо важнее духовно-нравственные ориентиры жизни людей в мире знания, каким является ИО, тем более что в информационном обществе востребованными будут, скорее, не физические, а интеллектуальные способности, а вся инфраструктура общества будет направлена на усиление этих способностей8Движущая социальная сила аграрного и индустриального обществ - люди физического труда, и вся инфраструктура этих обществ (орудия труда, транспорт, оружие и др.) направлена на увеличение физических возможностей человека..

В ИО наряду с традиционными правовым и хозяйственным порядками должен существовать и "порядок знаний". Внешний порядок знаний согласно [9] включает восемь автономных областей регулирования знания: академическую, архивно-библиотечную, экономическую, конституционно-правовую, технологическую, военно-полицейскую, интернациональную, бюрократическую. Культ знаний имеет дело с внутренним порядком - интеллектуальным (мыслительным), обращённым к психологии каждого человека. Без существования внутреннего личностного порядка знаний индивидов внешний социальный порядок знаний сообществ и групп индивидов нереализуем.

Представляется, что в ХХI в. в образование (и науку) возвратится междисциплинарная парадигма интегрального знания. Её исповедовали ещё древние философы, для которых знание о мире было таким же единым, как сам мир. И культура, соответственно, была единой. Современные выпускники школ, колледжей, вузов должны обладать по возможности интегральными знаниями, быть в общекультурном смысле просвещёнными и нравственными, самостоятельно мыслящими людьми, не просто знающими и исповедующими культ знаний, но умеющими пользоваться своим знанием во всевозможных жизненных ситуациях во благо, но не во зло человечеству. Условно считая таких людей высокообразованными, констатируем, что современное общество остро нуждается в культурных высокообразованных людях с широким кругозором и вкусом, столь необходимым для любой продуктивной деятельности. Из этого вовсе не следует, что высокообразованных людей должно быть много. Их по определению не может быть много. Высокообразованные люди во все времена составляют немногочисленную и чрезвычайно влиятельную культурную элиту общества, но не в контексте "сверхчеловека" и господства, "героев и толпы", а в смысле "аристократизма духа и мысли" и позитивного креатива - генерации полезных, системно обоснованных, социально значимых идей и соответствующего стимулирования продуктивной деятельности индивидов и общества в целом. Стимулирующие импульсы от культурной элиты высокообразованных людей, пользующихся заслуженным авторитетом аристократов духа и мысли, инициируют продуктивную деятельность во всех социальных сферах. Высокообразованному человеку в глобальном информационном обществе должен быть чужд дух национальной исключительности и ксенофобии, экологической вседозволенности и социального эгоизма. Ноосферное мышление, психологическая и мировоззренческая толерантность, искренняя доброжелательность и альтруизм, практическое владение иностранными языками, как и родным литературным языком, наконец, продуктивное ориентирование в информационной сфере - вот что должно отличать высокообразованного человека XXI в. Без таких людей невозможен социальный прогресс, невозможно построение ИО.

Допустима и другая точка зрения. Что, если система образования (вместе со всей нашей цивилизацией) натолкнулась на феномен posthomo ("детей индиго") - людей новой цивилизации, к которым неприменимы традиционные IQ-тесты и традиционные методы педагогики? Не будем, однако, отчаиваться в этом случае. Будем полагать, что проблемы образования сведутся к проблемам диалога и взаимопонимания "слабо пересекающихся" культур, а с такими проблемами любым традиционным системам образования приходится часто сталкиваться. Правда, от традиционных объяснительных, доказательных, внушающих, воспитательных функций обучения (назовём их насильственными функциями культуры), по-видимому, придётся перейти к образовательным технологиям взаимопонимания, взаимо- и самовоспитания, взаимо- и самопознания, взаимо- и самообучения в благоприятной информационной среде9"Взаимо-" означает, что педагог и обучаемый - равноправные коллеги по учебному труду: "уча, учимся" (Сенека).. Задача системы образования - создать такую среду, а это непросто. В частности, педагогам придётся пересмотреть свой "командирский" дидактизм и, возможно, перейти от языка объяснения, базирующегося на абстрактно-логической и аудиовизуальной информации объяснения под эгидой логики, к языку понимания, свободному от диктата логики и оперирующему больше символами с их "теплотой сплачивающей тайны" (С.С. Аверинцев). При этом, конечно, обучающим и обучаемым придётся испытать определённые муки "нехватки языка", связанные с трудностью выразить и воспринять мысль на непривычном языке понимания (через полиморфное объяснение, телепатию, эмпатию и т. п.), тем более что для информатизации образования данная проблема пока не представляет интереса. Но "если долго мучиться, что-нибудь получится".

О воспитании. Однако дело не только и даже не столько в образовании: "учение - это лишь один из лепестков того цветка, который называется воспитанием" (В.А. Сухомлинский). Образование - важный, но не единственный элемент воспитания Личности. Оно даётся только человеку, воспитанному семьёй в духе культа знаний, а также общечеловеческой и, в частности, информационной культуры. Однако для этого нужны адекватно воспитанные родители, которых как раз и не хватает. А принудить к знанию, по утверждению Конфуция, невозможно (в отличие от послушания). Выход усматривается в просветительстве согласно кантовскому "девизу Просвещения": "sapere aude - имей мужество пользоваться собственным умом!". Термин просветительства (просвещения) ни в коей мере не должен исчезать из обихода СМИ и государственных органов, при этом сами просветители должны быть воспитаны, чтобы "просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития" (М.Е. Салтыков-Щедрин) и вызывать доверие у граждан. А таковых просветителей на поверку немного: "Прежде чем думать о просвещении других, нужно самому обладать светом, по крайней мере, знать, где он" (В.С. Соловьёв).

Воспитание в духе культа знаний должно нацелить воспитуемого на непрерывность своего образования, постоянное самосовершенствование, чтобы он соответствовал требованиям рынка труда информационного общества, которому будет чуждо понятие "законченного образования".

< Лекция 2 || Лекция 3: 1234 || Лекция 4 >
Инесса Соловьева
Инесса Соловьева
Анжелика Семашкова
Анжелика Семашкова
Дмитрий Сирош
Дмитрий Сирош
Украина, Черкассы
Александр Клементьев
Александр Клементьев
Россия, Чувашская республика