Опубликован: 06.03.2014 | Доступ: свободный | Студентов: 1722 / 508 | Длительность: 04:45:00
Лекция 9:

Справедливость

< Лекция 8 || Лекция 9
Аннотация: Специфика моральной категории "справедливость": нацеленность на предотвращение нечестных преимуществ, безусловно обязательный характер требований, взаимное соответствие обязанности одного лица и права другого. Справедливость как основа легитимизации и делегитимизации общественных институтов и традиционных практик. Справедливое отношение к природе. Затруднения договорных теорий справедливости в вопросах распространения справедливого отношения на животных, популяции, виды, экосистемы. Недоговорная экологическая справедливость. Принципы справедливого отношения к природе. Права природы в законодательной практике. Справедливое распределение экологических благ, экологических рисков и неизбежного экологического ущерба между людьми. Состояние окружающей среды как общественное благо. Субъективная оценка: измерение готовности платить за сохранение благоприятной окружающей среды и получать компенсации за ее ухудшение. Недостатки субъективной оценки с точки зрения справедливости. Диспропорции в потреблении экологических благ между социальными слоями и территориальными сообществами. Движение против экологического неравенства (экологического расизма) в США и других странах мира. Институциональные формы преодоления экологического неравенства. Экстернализация экологических издержек как одна из проблем в отношениях развитых и развивающихся стран. Базельская конвенция и Базельский запрет. Принципы справедливого распределения обязательств между участниками преодоления планетарного климатического кризиса. Рамочная конвенция по изменению климата и Киотский протокол. Модели обеспечения климатической справедливости в посткиотский период.
Ключевые слова: класс, выражение, права, доступ

Понятие "справедливость" указывает на класс нравственных требований, характеризующийся следующими свойствами. Во-первых, принципы справедливости обращены к субъектам, которые находятся в состоянии реального или потенциального конфликта интересов и не имеют при этом альтруистически-жертвенных установок по отношению друг к другу. Они лишь стремятся полноценно реализовать свой интерес в таких условиях, когда ни один из участников взаимодействия не получает нечестных преимуществ. Во-вторых, требования справедливости носят безусловно обязательный характер, то есть предъявляются категорически и не оставляют простора для собственного усмотрения действующего лица. В-третьих, долг справедливости представляет собой такую нравственную обязанность, которой соответствует право другого. Тот, чье благо зависит от исполнения другим человеком обязанности, относящейся к сфере справедливости, имеет право требовать ее исполнения. Если такое требование не будет удовлетворено, он получает право на возмещение причиненного ему вреда. Основной коммуникативной ролью понятия "справедливость" является выражение согласия или несогласия с различными формами совместного существования людей – отдельными образцами поведения или целостными общественными институтами.

В силу нормативной специфики и коммуникативной роли этого понятия экологическое нравственное мировоззрение и экологическое общественное движение нуждаются в поиске точек соприкосновения как с теорией, так и с политическим дискурсом справедливости. Существует две таких точки. Первая относится к выявлению принципов справедливого отношения к самой природе (отдельным живым существам, популяциям, видам). Основной трудностью при решении этой задачи служит то обстоятельство, что понятие "справедливость" естественным образом тяготеет к антропоцентризму, оно выступало и выступает в качестве основы для решения межчеловеческих проблем. Особенно ярко это обстоятельство проявляется в рамках господствующего в современной этике договорного понимания справедливости. Последнее предполагает, что принципы справедливости могут быть выведены с помощью мысленного эксперимента, в ходе которого члены определенного сообщества, еще не знающие о своем положении в нем, своих способностях, своей иерархии жизненных ценностей, принимают решение о правилах будущего сосуществования. Взаимный учет интересов при этом обеспечивается в силу того, что каждый участник договора в силу случайных обстоятельств может оказаться на месте любого из членов общества. Этот эксперимент в значительной мере отвечает действительному течению человеческой биографии: у людей меняется социальный статус, способности, представления о полноценной жизни и т.д. Однако положение нечеловеческого живого существа находится за пределами реальных биографических перспектив человека. И хотя некоторые теоретики, считают, что в качестве участников воображаемого договора следует рассматривать существ, которые не знают своей видовой принадлежности, этот тезис слабо обоснован. Возможность применения понятия "справедливость" к взаимодействию человека и природы сохраняется в теориях, которые не используют договорную методологию. Среди них: утилитаризм и этика, рассматривающая принципы справедливости и связанные с ними права как одно из выражений независимой (внутренней) ценности живых существ.

Принципы справедливого отношения к природе регулируют взаимодействие человека с отдельными живыми существами и их группами (видами и популяциями). В теории экологической справедливости предложены следующие принципы, разработанные Б.Лоу, Н.Глиссоном.

  1. Каждое природное существо имеет право реализовать всю полноту собственной формы жизни.
  2. Все формы жизни находятся в состоянии взаимозависимости и зависят от неживой природы.

На их основе выстраиваются более конкретные моральные правила.

  1. Жизнь имеет моральное преимущество над неживой природой. Неживая природа получает ценность в качестве среды обитания живых существ.
  2. Индивидуализированные формы жизни имеют моральное преимущество над теми формами жизни, которые существуют в виде сообществ.
  3. Индивидуализированные формы жизни, обладающие сознанием, имеют моральное преимущество над всеми прочими формами жизни.

В сфере законодательной практики идея справедливого отношения к природе находит выражение в закреплении прав всех животных или отдельных их категорий, а также во введении институтов представительства их интересов.

Вторая точка соприкосновения экологического мировоззрения и дискурса справедливости относится к вопросу о моральных критериях распределения экологических благ, экологических рисков и неизбежного экологического ущерба между людьми. Одним из его выражений служит проблема определения оправданного с точки зрения справедливости уровня затрат на сохранение благоприятной окружающей среды. При ее разрешении экологические блага рассматриваются в качестве так называемых общественных благ, то есть предполагающих коллективное потребление (неисключаемость) и отсутствие конкуренции за доступ (несоперничество). Эти свойства предрешают систематическое недопроизводство общественных благ в экономической системе, регулируемой свободным рынком, поэтому обеспечение ими граждан вынуждено брать на себя государство. Подобная роль государственных институтов является оправданной как с точки зрения экономической целесообразности, так и с точки зрения справедливости. Однако объем производства общественных благ, а значит, и объем связанного с ним налогообложения, также должен быть справедливым. Осуществляющее экологическую политику государство вынуждено определять, в какой мере должны потесниться как свободный рынок, так и параллельные статьи бюджетного финансирования, такие как национальная оборона, образование, социальные программы, нацеленные на уменьшение имущественного неравенства и т.д. Та же самая проблема стоит и на локальном уровне. Один из подходов к ее разрешению предполагает проведение "субъективной (или предположительной) оценки" – специальных социологических опросов, устанавливающих готовность населения оплачивать из собственного дохода природоохранные мероприятия или же готовность получить денежную компенсацию за экологические потери. В свете понятия "справедливость" этот подход имеет одно существенное преимущество – масштаб деятельности по охране окружающей среды определяется в соответствии с предпочтениями самих граждан, им никто не навязывает внешние стандарты экологического благополучия. Однако нежелание платить за состояние окружающей среды, порожденное систематической недооценкой различных экологических благ и преобладанием краткосрочных интересов и потребностей, может привести к существенному падению качества жизни граждан в длительной перспективе. Кроме того, субъективная оценка по определению не учитывает интересов таких категорий как дети и будущие поколения. Отсюда следует необходимость совмещения результатов субъективной оценки с результатами разработанных экспертами стандартов качества жизни.

Однако экологические блага не являются в полном смысле слова общественными. В действительности, они не находятся всецело за пределами соперничества и исключения. На уровне отдельных граждан частный характер экологических благ проявляется в сфере потребления экологически чистой продукции. Ее приобретение предполагает соответствующие предпочтения и финансовые возможности. Не менее очевидно частная ипостась экологических благ прослеживается по отношению к локальным сообществам. Их географическая удаленность друг от друга ведет к тому, что загрязненность воздуха, земли и воды на их территориях может существенно отличаться. Это создает возможность исключения каких-то сообществ из числа пользователей экологическими благами, а также к их конкуренции за возможность сохранить "свою" землю, "свой" воздух и "свою" воду в приемлемом состоянии. При этом наличие у экологических благ частных характеристик не означает, что в этой сфере может сложиться рыночная система регулирования, приемлемая с точки зрения справедливости. Рыночные сделки сообществ с потенциальными загрязнителями, предполагающие снижение экологического благосостояния в обмен на финансовые компенсации, никогда не будут достаточно прозрачными, информационно обеспеченными и свободными. Поэтому защита экологических интересов территориальных сообществ, в особенности беднейших и политически бессильных, должна быть предметом специального законодательства и надзора за его исполнением.

Осознание несправедливости своего положения группами, страдающими от экологических неравенств, предшествовало признанию государствами своих обязанностей перед гражданами в этой сфере. В американском общественно-политическом контексте борьба за достижение экологической справедливости являлась классическим примером массового, низового движения. Она началась на рубеже 1970–80 гг. с кампании гражданского протеста в округах Уоррен (Северная Каролина) и Лав Кэнэл (Нью-Йорк). В первом случае поводом послужил выбор администрацией штата в качестве места для захоронения токсичных отходов беднейшего округа с преимущественно афроамериканским населением. Во втором – факт строительства школы и жилых домов для малообеспеченных граждан на месте хранилища химических отходов, вскрывшийся через два десятилетия после застройки. Эти нашумевшие случаи экологической дискриминации не были уникальными, что показали проведенные в то же время многочисленные эмпирические исследования, касавшиеся распределения опасных промышленных захоронений и центров по уничтожению городского мусора. В ходе попыток местных сообществ отстоять свое право на благоприятную окружающую среду возник популярный лозунг – борьба против "экологического расизма". В итоге движение за экологическую справедливость добилось признания на федеральном уровне. В президентство Б.Клинтона было создано Федеральное управление по делам экологической справедливости и был издан президентский указ, регулирующий действия правительства, направленные на обеспечение экологических интересов малообеспеченных групп населения и расово-этнических меньшинств (1994). В Европейском Союзе процесс внедрения идеи экологической справедливости в законодательство приобрел эволюционный и затяжной характер и продолжается по сей день.

Экологическая справедливость имеет отчетливо выраженное международное измерение. Его примерами являются две острых и не решенных до сих пор проблемы. Во-первых, в течение второй половины XX в. в мире сформировалась практика экстернализации экологических издержек. Она состоит в том, что опасные отходы, а также экологически вредные производства перемещаются из развитых стран в развивающиеся. Чем более жестким становится экологическое законодательство Европы и Северной Америки, тем более прибыльной оказывается такая практика. Многочисленные экологические катастрофы, спровоцированные ею, заставили международное сообщество разработать законодательные акты, способствующие установлению справедливости в этой сфере. Принятая в 1989 г. и вступившая в силу три года спустя Базельскя конвенция "О контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением" установила в качестве условия для ввоза опасных отходов в те развивающиеся страны, которые не приняли запрета на их импорт, процедуру предварительного информированного согласия импортера. Позднее конвенция была дополнена полным запретом импорта, который до сих пор не вступил в силу. Во-вторых, человечество столкнулось с проблемой глобального изменения климата, поставившей на повестку дня разработку принципов распределения между странами обязательств по сокращению выбросов парниковых газов. Рамочная конвенция по изменению климата (1992) предлагает следующие принципы:

  1. справедливость (беспристрастность),
  2. общая, но дифференцированная ответственность,
  3. соответствие обязательств и возможностей сторон, соотнесенное с правом каждой из них на устойчивое развитие.

Однако и сами эти принципы, и их практическое воплощение в международных документах, устанавливающих национальные квоты на выбросы и способы использования неиспользованной части национальных квот, подвергаются на настоящий момент серьезным сомнениям.

Творческие задания

  1. Сравните нормативное содержание и языковое оформление принципов экологической справедливости Б.Лоу и Н.Глиссона с нормативным содержанием разработанных общественными организациями, но еще не принятыми международным сообществом декларациями: Всемирной декларацией прав животных и Всемирной декларацией благосостояния животных.
  2. Определение экономической ценности экологических благ, для которых свободный рынок не может играть своей информационной и организационно-распределительной роли, традиционно производится на основе "субъективной (интуитивной, предположительной) оценки". Она предполагает проведение социологических опросов, устанавливающих готовность населения платить за природоохранные мероприятия или готовность получить денежную компенсацию за экологические потери. Простейшая анкета, связанная с субъективной оценкой выглядит следующим образом:
    1. Планируемые мероприятия.
    2. Приобретения для общества.
    3. Потери для общества.
    4. Если бы проводился референдум по повышению налогов на Ваше домохозяйство на сумму X, как бы вы проголосовали?
    5. Сколько вы готовы были бы заплатить за проведение мероприятий?
    Какие достоинства и какие недостатки этого метода определения ценности экологических благ вы могли бы назвать?
  3. Выявите изменения в требованиях американских борцов против экологической несправедливости в 80-х гг. XX столетия на основе анализа выдержек из их воспоминаний и манифестов. Каковы причины этих изменений?

    "Вначале мы все были подвержены этому, мы хотели, чтобы эта штука убралась отсюда ко всем чертям. И мы думали "уберите ее отсюда и отправьте куда угодно, только не сюда"… Теперь в своей организации мы не допускаем синдрома "только не на моем дворе". И даже бываем жестки с группами, которые ему поддаются. Если получив помощь и закрыв свое хранилище, вы не помогаете другим, можете на нас больше не рассчитывать.

    Сью Грир (Уиллер, штат Индиана)

    "Когда вы блокируете небезопасное хранилище, добиваетесь закрытия фабрики-загрязнителя или очистки загрязненной территории, вы вносите своей вклад в общенациональное движение за энвайронментальную справедливость, даже если не покидаете своего заднего двора и не предпринимаете иных шагов. Но когда вы делитесь своим знанием и своей силой с другим, соседним сообществом, то вы по-настоящему проникаетесь духом движения! У нас в Информационном центре есть правило: "Если вы ожидаете получить помощь, то готовьтесь ее предоставить"".

    Луис Гиббс (Лав Кэнел, штат Нью-Йорк)
  4. Ознакомьтесь с выдержками из меморандума ведущего экономиста Мирового Банка Л.Саммерса (1991). Объясните, почему экономический анализ может вести к оправданию диспропорций в уровне экологического ущерба и экологических рисков между отдельными странами и регионами.

    "Исключительно между нами. Не должен ли Мировой Банк поощрять большую миграцию грязных производств в менее развитые страны? Я могу поразмышлять о трех доводах. Измерение издержек от ухудшающего здоровье загрязнения опирается на потерянную вследствие роста заболеваемости и смертности прибыль. С этой точки зрения то или иное ухудшающее здоровье загрязнение должно быть произведено в стране с наименьшими издержками, которой будет страна с наименьшими заработками. Я думаю, что экономическая логика, стоящая за захоронением груза токсичных отходов в странах с самым низким уровнем заработной платы, безупречна, и мы должны примириться с этим. Издержки от загрязнения, вероятно, имеют нелинейный характер в силу того, что изначальное приращение загрязнений сопряжено с очень небольшими издержками. Я всегда полагал, что недо-населенные страны Африки чрезвычайно недо-загрязнены. С точки зрения экономической эффективности, качество воздуха в них чрезвычайно низко в сравнении с Мехико или Лос-Анджелесом… Спрос на чистую окружающую среду, связанный с эстетическими соображениями и с соображениями сохранения здоровья, всей видимости, имеет высокую степень гибкости в зависимости от доходов. Озабоченность присутствием фактора, который изменяет вероятность заболеть раком простаты на одну миллионную долю, явно оказывается меньше в стране, где люди доживают до возраста, в котором можно приобрести рак простаты, чем в стране, где смертность в возрасте до 5 лет составляет 200 из тысячи".

  5. В чем существенное отличие двух пониманий энвайронментальной справедливости, содержащихся в документах Агентства по защите окружающей среды США?

    "Честное отношение предполагает, что никакая часть населения не должна нести на своих плечах непропорциональную долю негативных последствий загрязнения окружающей среды и экологических рисков из-за отсутствия политической и экономической мощи".

    (Итоговая инструкция по внедрению вопросов энвайронментальной справедливости в анализ соблюдения Акта о национальной политике в области окружающей среды, 1998)

    "Экологическая справедливость есть честное обращение со всеми гражданами, независимо от их цвета кожи, культурной принадлежности или уровня доходов, при создании и реализации экологического законодательства".

    (Набросок стратегического плана по обеспечению энвайронментальной справедливости, 2005)
  6. В 2001 г. индийская общественная организация "Центр по науке и окружающей среде" так откликнулась на письмо президента США Дж.Буша конгрессменам по вопросу изменении климата:

    "Общее количество выбросов диоксида углерода в расчете на одного гражданина США было в 1996 г. в 19 раз больше, чем в расчете на одного индийца. Американские выбросы в целом до сих пор в два раза меньше, чем выбросы Китая. Президент Буш хотел бы, чтобы в то время, когда большая часть населения Индии не имеет даже доступа к электричеству, эта страна сдерживала свою "эмиссию выживания" ради сохранения возможности для таких промышленно развитых стран, как США, сохранять высокий уровень "эмиссии роскоши". Это аналогично требованию заморозить глобальное неравенство, при котором богатые страны остаются богатыми, а бедные – бедными, так как выбросы диоксида углерода тесно привязаны к росту ВВП".

    На какие принципы из Рамочной конвенции по изменению климата 1992 г. опирается аргументация президента Дж.Буша, на какие – аргументация его оппонентов?
< Лекция 8 || Лекция 9
Valeriya Gubareva
Valeriya Gubareva
Россия
Петр Родионов
Петр Родионов
Россия