Опубликован: 29.06.2010 | Доступ: свободный | Студентов: 1946 / 290 | Оценка: 4.28 / 3.97 | Длительность: 08:07:00
Специальности: Историк
Лекция 8:

Наука, техника и образование - совместное развитие

8.4. Гуманизация технического образования в современном мире

Техническое образование во всём мире чрезвычайно развито. Технические колледжи, училища, институты, университеты выпускают техников, инженеров и программистов, "как блины пекут". В середине ХIХ в. возникло понятие "технические науки", после чего стали присваиваться учёные степени в области технических наук (в нашей стране - кандидаты и доктора технических наук). Наличие подготовленных кадров способствовало небывалому развитию техники буквально во всех сферах жизнедеятельности человечества. Но технике как рациональному продукту негуманизированного технического образования, сделанному "человеком ремесленным" (homo faber), но не "человеком разумным" (homo sapiens), чужды "любовь ко всякому живому существу" (Л.Н. Толстой), этика "благоговения перед жизнью" (А. Швейцер), " живая этика" (Е.И. Рерих), как и любая этика вообще. Требуется гуманизация технического образования, настоятельно нужна техноэтика, регламентирующая этические (нравственные) пределы технического прогресса подобно тому, как биоэтика и экоэтика регламентируют нравственные пределы проникновения человека в глубины живой природы и в целом всей природы.

Сами научно-технические исследования многим представляются этически нейтральными, а антигуманное использование их достижений якобы целиком и полностью обусловлено теми социальными силами, которые контролируют практическое применение результатов этих исследований. Но из этого отнюдь не следует, что с учёного и инженера снимается всякая ответственность за то, каким образом и каким анонимным "социальным силам" служат научно-технические достижения.

Юридический аналог: Нюрнбергский трибунал признал юридически ответственными тех врачей и учёных, которые "во имя прогресса науки" проводили бесчеловечные эксперименты над узниками гитлеровских концлагерей и называли себя только орудием в руках нацистского режима.

В наш век глобальных проблем и кризисов учёным и инженерам не раз придётся обращаться к своей совести, призывать чувства ответственности и сострадательности, чтобы найти правильный путь преодолении возникающих угроз, чтобы самим не оказаться причастными к возникновению тех или иных глобальных проблем и катаклизмов.

Но откуда взять нравственных учёных и инженеров? В первую очередь, из насквозь гуманизированного образования, и техническое образование - не исключение. Важнейшим образцом гуманизированного образования является ноосферное образование (о ноосфере см. "тему 6" ).

Людям, склонным к технократическому мышлению, полезно настойчиво напоминать о духовных ценностях - гуманизме, человечности, совести, сострадании, о том, что искусственный мир техники, окружающий современного человека, не имеет права подавлять человеческое естество, дух человека: "сердце…не может жить в металлической среде" (Н.А. Бердяев). Машины должны помогать человеку, а не превращать его в своего раба и не заставлять оправдываться за содеянное машинами.

8.5. Вызовы времени

Преподаватели вузов удручены тем, что каждое очередное поколение студентов по своим интеллектуальным способностям в среднем чуть-чуть, но уступает предыдущему поколению, несмотря на всё б?льшую IT-"продвинутость". И, судя по всему, этому монотонному спаду IQ ещё долго продолжаться. Как тут не поверить, что "общая сумма разума на планете - величина постоянная, а население все растёт…" (А. Блох, "Закон Мэрфи"). До высшего ли образования в России, если на первом курсе введена дисциплина "Русский язык и культура речи" для отечественных студентов, а ненормативная лексика в рамках "новояза" стала для них (нашей будущей интеллектуальной элиты) вторым (часто предпочтительным) родным языком?! "Входные контрольные" по точным наукам в 80 - 90-е гг. ХХ в. выполняло подавляющее большинство первокурсников, а сейчас примерно такие же по сложности задачи решает подавляющее меньшинство (не более 10%). Приходится снижать "планку" требований, иначе придётся отчислять большинство. И это не ностальгическое ворчание типа "ах, эта молодёжь…" (вечная проблема отцов и детей), а сухая статистика, пусть и неофициальная. Беда даже не в том, что это происходит, а в том, что студенты, о которых идёт речь, такой проблемы просто не замечают. Для них лично проблема отсутствует (и это замечательно!), а для общества? В российском обществе проблемы образования по значимости выходят на одно из первых мест. Кого, чему и как учить?!

Переход на Болонскую систему высшего образования при всех её особенностях (достоинствах и недостатках) был ожидаем. Прошли те времена, когда в каждой стране, исходя из её потребностей, складывалась своя система образования. Глобализация стирает материально-энергетические и информационные границы между государствами и народами, и образование в этом процессе не может быть исключением. "Назад в будущее" оставим для фантазий - у антиглобализма (если он зовёт назад) нет будущего. Данный переход создаёт для России, как нам представляется, серьёзную проблему - отказаться от собственной фундаментальной образовательной стратегии, проверенной временем и дававшей нам долгосрочные преимущества в мире, в пользу американо-европейской прикладной краткосрочной стратегии, что сделает наших выпускников, по большому счёту, неконкурентоспособными на международных рынках труда. В рамках Болонской системы следует делать выверенные шаги, чтобы "не потерять себя".

Но даже вне Болонской системы (и внутри неё) между обществом и личностью, получающей высшее образование, возникают противоречия. Общество видит в высшем образовании, прежде всего, подготовку кадров для общественных нужд1По-видимому, и средне-специальное образование для общества - тоже пресловутая подготовка кадров.. В то же время личность удовлетворяет свою потребность в таком образовании. С этим противоречием приходится сталкиваться воочию на рынке труда: "требуются … не старше … с высшим образованием и опытом работы". Но получение образования и приобретение опыта работы несовместимы во времени. Чем-то приходится жертвовать - обычно учёбой. Ведь пропуск занятия в вузе более терпим, чем прогул на работе - не так ли? Понимая это, многие работодатели смягчают формулировку для кандидатов: "…опыт работы приветствуется". Но смысл тот же - опытным кадрам всё равно отдаётся предпочтение. Гордиев узел - да и только!

В то же время многочисленные прецеденты свидетельствуют: для дела не так важна формальная (по документам) образованность человека, сколько его фактическая подготовленность к данному делу. Известны выдающиеся учёные, изобретатели, философы, писатели, не имеющие законченного высшего образования (М. Фарадей, Т. Эдисон, Я.Б. Зельдович и др.) или добившиеся признания в областях, весьма далёких от своей образовательной квалификации (Л. Гальвани, Ш. Кулон, Г. Мендель, А. Эйнштейн, Т. Кун, Л. Витгенштейн, А.П. Чехов и др.). Достижения этих людей - следствия их самообразования, которое базировалось на любознательности. Во многих серьёзных фирмах менеджеры по персоналу могут отодвинуть в сторону ваши дипломы и, глядя в глаза, спросить: "А что Вы, собственно, умеете делать?". И если ничего не умеете, кроме работы с гиперссылками в браузерах Интернета, то никакие дипломы не помогут. Для профессиональной исполнительской работы на современном персональном компьютере достаточно среднего образования, ремесленных навыков и немного любознательности. Так может, обществу не так уж и нужны высокообразованные люди с дипломами о высшем образовании?

На такой вопрос ответим однозначно: нужны! Не обязательно с дипломами, но с высокой общекультурной образованностью, приобретённой, возможно, самостоятельно или в хороших школах. Более того, высокообразованных людей не хватает, потому что практически ни один современный вуз не даёт интегрального знания в общекультурном смысле (см. "тему 6" ). Молодых специалистов много, даже слишком много (как и университетов), а культурных высокообразованных людей с широким кругозором и со вкусом, столь необходимым для любой продуктивной деятельности2Продуктивность предполагает не только материально-практическую пользу и эффективность, но и духовно-этическое благо и эстетическую красоту для человечества в целом (в планетарном масштабе)., - единицы.

Из этого вовсе не следует, что истинно высокообразованных людей должно быть много. Их по определению не может быть много (как и истинных университетов). Высокообразованные люди во все времена составляют немногочисленную и чрезвычайно влиятельную культурную элиту общества, но не в контексте "сверхчеловека", господства, "героев и толпы", самовлюблённых и снобствующих "бомонда" и VIP (very important persons), а в смысле позитивного креатива - генерации полезных, системно обоснованных, социально значимых идей и соответствующего стимулирования продуктивной деятельности индивидов и общества в целом. Эта деятельность в современном мире должна быть исключительно чуткой к Добру и Злу. Так, в технической сфере молодые инженеры - выпускники технических вузов (будущая техническая элита), находясь по эту сторону Добра, не должны переступать черту, отделяющую его от Зла. Техника ведь сама по себе бесстрастна, равнодушна к Добру и Злу. Движетесь вы к светлому будущему по своей или по встречной полосе, нажимаете кнопку освещения или пуска ракеты, изучаете на интернет-хосте образовательные или порнографические сайты, вашему "железу" все это глубоко безразлично. Но не вам и не окружающему обществу! Техническое образование должно быть гуманизировано в рамках междисциплинарной образовательной парадигмы (см. выше), а высокому званию "инженер", наконец-то, возвращено уважение общества, незаслуженно утерянное в нашей стране.

Высокообразованному человеку в XXI в. в рамках глобального информационного общества должен быть чужд дух национальной исключительности и ксенофобии, экологической вседозволенности и социального эгоизма. Это не мешает каждому homo sapiens оставаться самобытной свободной личностью, быть истинным патриотом своего Отечества. Ноосферное мышление, психологическая и мировоззренческая толерантность, искренняя доброжелательность, наконец, практическое владение иностранными языками, как и родной нормативной лексикой - вот что должно отличать высокообразованного человека XXI в. Готово ли наше образование воспитать таких людей, без которых невозможен социальный прогресс? Будем надеяться.

Но возможна и другая точка зрения. Что если система образования (вместе со всей нашей цивилизацией) натолкнулась на феномен posthomo ("детей индиго") - людей новой цивилизации, к которым неприменимы традиционные IQ-тесты и традиционные методы педагогики и которые a priori могут знать больше, чем мы думаем? Тогда возникают проблемы более высокого порядка, нежели рассмотренные выше, и образование в ХХI в. должно приобрести совершенно иные грани, во многом незнакомые нам. Однако не будем отчаиваться в этом случае. Будем полагать, что проблемы образования сведутся к проблемам диалога и взаимопонимания "слабо пересекающихся культур", а с такими проблемами любым традиционным системам образования приходится часто сталкиваться.

В частности, от традиционных объяснительных, доказательных, внушающих, дидактических функций обучения (назовём их условно насильственными функциями) придётся перейти к образовательным технологиям взаимопонимания, взаимо- и самовоспитания, взаимо- и самопознания, взаимо- и самообучения в благоприятной информационной среде. Задача системы образования - создать такую среду, а это непросто. Достаточно сказать, что педагогам, возможно, придётся перейти от дискретного языка объяснения, базирующегося на абстрактно-логической и аудиовизуальной информации объяснения под эгидой логики, к континуальному языку понимания, в основе которого - полная информация понимания (в ней, помимо упомянутой информации объяснения, присутствует чувственно-образная и эмоциональная информация, свободная от диктата логики) и нетрадиционные методы коммуникации, например, эмпатия (сопереживание, "вчувствование"), телепатия (передача-приём мыслей на расстоянии). При таком переходе, конечно, обучающим и обучаемым придётся испытать определённые муки "нехватки языка", связанные с трудностью выразить и воспринять мысль на непривычном языке понимания. Но "если долго мучиться, что-нибудь получится". Придётся постараться!

В заключение напомним, что формально образованный человек (с документами об образовании) не обязательно знающий. В современном быстро меняющемся мире, переживающем этап становления информационной цивилизации, термин "законченное образование" не актуален. Вся жизнь современного человека должна быть посвящена самосовершенствованию - не только в смысле учёности (овладения научным знанием), но и в смысле этического, эстетического и нравственного совершенствования во благо себе, своему народу и человечеству в целом. Главная наука - наука о жизни среди людей в гармонии с природой (философия); остальные науки приложатся.

Вопросы для самостоятельной работы и самоконтроля

  1. Влияют ли на творческий потенциал человека его субъективные свойства, например, традиции воспитания и образования?
  2. Можно ли сделать научное открытие или техническое изобретение, не будучи учёным или инженером? Или нельзя? Ваши доводы.
  3. Видите ли Вы достоинства и недостатки компьютеризации образования?
  4. Информатизация и компьютеризация - идентичные понятия или разные?
  5. Должна ли наука быть нравственной?
  6. Что такое техноэтика?
  7. Какими Вам представляются проблемы современного образования - среднего и высшего?

Заключение

История науки и техники обескураживает тем, что практически любое научное открытие и прорывное техническое изобретение немедленно подвергаются проверке на возможность их использования в военном деле и, если возможно, то обязательно используются для уничтожения людей. Но ведь учёные-первооткрыватели и инженеры-изобретатели думали прежде всего о пользе для человечества, о созидании, о Добре, а не о Зле. Значит, в сообществе учёных и инженеров есть люди (и их немало), готовые закрыть глаза на творимое ими Зло и честно выполнять "заказы на убийство". Почему же агрессивные инстинкты человеческой натуры часто побеждают добрые намерения человеческого разума? Неужели наше биологическое начало (с его борьбой за выживание, территорию, гегемонию, обладание) сильнее нашего сознания, нашей божественной духовности, того, что принято называть человечностью? И ведь учёных и изобретателей мы по праву относим к интеллектуальной элите человечества. Если элита занимается разработкой средств уничтожения, какая же это элита?! Это враги человечества. Не менее значимый негатив связан с постоянным давлением научно-технического прогресса на природу. Земля - не такая уж большая планета, однажды она не выдержит такого давления и ответит на него апокалиптическими катаклизмами. Такое развитие событий не заставит себя долго ждать - "предупреждения" уже получены. Получается, что картезианская рациональная наука и связанная с ней техника как порождения западноевропейской цивилизации ведут человечество в тупик. Пришла пора посмотреть правде в глаза, пока ещё не поздно. Если этого не сделать сегодня, завтра человечество может самоуничтожиться.

Истории науки и техники известны поимённо (их не так много!) учёные и изобретатели, понявшие истребительную пагубность некоторых своих исследований и отказавшиеся от участия в них даже ценой потери высоких должностей, заслуженных регалий и почестей (Р. Оппенгеймер, А.Д. Сахаров и др.). Известны учёные, активно участвовавшие в антивоенном движении (Б. Рассел, А. Эйнштейн и др.), принимающие участие в биоэтическом движении "зелёных". Японские учёные и конструкторы, их коллеги из других азиатских стран традиционно в своих исследованиях и изобретениях стараются не терять той самой человечности и связи с природой, которых так не хватает западноевропейской и американской науке и технике. По-видимому, разные подходы к развитию цивилизации на Западе и Востоке связаны с религиозными традициями народов. Не пора ли объединить всё лучшее на Западе и Востоке в интересах человечества?

Заключая курс, мы вправе спросить, а наука ли сама история, в том числе история науки и техники? Если история - наука, а вернее научная дисциплина, она должна удовлетворять общепринятым критериям научности. Но история не удовлетворяет многим из них: у неё весьма трудно (если вообще возможно) выявить объективные исторические законы, она не верифицируема, не формализуема, не доказуема, часто противоречива. Может, история - всего лишь летопись движения человечества во времени, своеобразная база данных? Но все летописцы предвзяты, донельзя субъективны - сколько историков, столько историй, даже об одном и том же. Выходит, что история - это скопище мифов, заблуждений, слухов, сплетен, домыслов, дезинформации (в том числе по умолчанию), столь почитаемых "жёлтой" прессой, сомнительными интернет-сайтами, блогами и телепередачами.

Даже если историки хотят быть объективными, вряд ли им это удастся. Машина времени, на которой они могли бы переместиться в прошлое, дабы быть непредвзятыми свидетелями исторических деяний, понять образ мышления прошлых поколений, пока остаётся фантастикой. Значит, в целях экономии времени приходится верить авторитетам, поднаторевшим в истории, - эдаким кумирам исторической псевдообъективности.

Для каждого, кто посвятил себя поприщу историка, это занятие - морально тяжёлый крест. Ведь историк должен объяснять исторические факты, понимая их. А разве можно понять готовые тексты-ответы, не зная и не понимая забытых историей вопросов, на которые эти ответы были получены? Даже дети и родители часто говорят на разных языках, не понимая друг друга, что уж говорить о целых эпохах, разделяющих много поколений! Так может, не стоит заниматься историей, а лучше разводить гусей, которые якобы спасли Рим, и, значит, могут спасти ещё кого-нибудь?

Остаётся предположить, что история несёт не столько интеллектуальный (свойственный науке и технике), сколько духовный заряд, свойственный таким субъективным феноменам человеческой культуры, как искусство (эстетика) и этика. История, предположительно, помогает человечеству в охранении проверенных временем культурных (в частности, научно-технических) традиций и достижений от посягательств изменчивого мира. Любая система мироздания в своём историческом развитии (от зарождения до гибели) должна поддерживать гармоничное отношение между наследственностью (традициями, равновесием) и изменчивостью (новациями, неравновесностью). Гипертрофированный крен в ту или иную сторону чреват преждевременной гибелью системы в конкурентной борьбе за выживание с другими системами. Ведь для каждой системы мир - это не "уютное гнездышко", а враждебная среда обитания.

История науки и техники, по нашему мнению, гуманизирует современную деятельность человечества, приучая каждое поколение к осмотрительному использованию прошлых научно-технических достижений и нынешних новаций. Ведь как ни хвали научно-технический прогресс за массу его достоинств, у него есть один, но существенный недостаток: он иногда взрывается. Иногда - это когда? И где? А когда угодно и где угодно, хоть сейчас и здесь. В общем, сумма удовольствий и страданий равна нулю.

"Волков бояться - в лес не ходить". Дерзайте - и вам воздастся!

Владислав Нагорный
Владислав Нагорный

Подскажите, пожалуйста, планируете ли вы возобновление программ высшего образования? Если да, есть ли какие-то примерные сроки?

Спасибо!

Лариса Парфенова
Лариса Парфенова

1) Можно ли экстерном получить второе высшее образование "Программная инженерия" ?

2) Трудоустраиваете ли Вы выпускников?

3) Можно ли с Вашим дипломом поступить в аспирантуру?

 

Артур Гибадуллин
Артур Гибадуллин
Россия, г. Нижневартовск