Опубликован: 11.06.2017 | Доступ: свободный | Студентов: 511 / 60 | Длительность: 32:31:00
Тема: Экономика
Специальности: Руководитель, Экономист
Лекция 17:

Валютный курс

Развал потребительского рынка в СССР как фактор инфляционных процессов

В СССР дисбаланс между материально-вещественными и стоимостными пропорциями в экономике возник еще в 60-е годы XX в. Во второй половине 60-х годов рост денежных доходов населения стал все заметнее обгонять увеличение товарооборота. За период с 1983-го по 1988 г. планы по росту денежных доходов, кроме 1982, 1985 и 1986 гг., перевыполнялись, а планы розничного товарооборота за то же время не выполнялись 17 раз. С 1986 г. неудовлетворенный спрос на товары начал удваиваться каждый год. Волны ажиотажного спроса захлестнули экономику. Анализ хозяйственной жизни 60-х годов свидетельствует о постоянном отставании предложения от спроса. Одно время это преподносилось едва ли не как преимущество социализма - рост благополучия трудящихся, проявление "основного экономического закона социализма". Однако некоторые экономисты в середине 70-х годов забили тревогу: платежеспособный спрос удовлетворялся лишь на 50%. Это был серьезный сигнал о неблагополучии, несбалансированности национальной экономики. "Горячие", несбалансированные деньги стали основой перераспределения доходов через взяточничество и спекуляцию. Началась натурализация обмена, товары закупались впрок. Обострилось противоречие между спросом и предложением. Аналогичные процессы в советской экономике наблюдались и в производственной сфере. Когда средства производства распределялись по фондам, производители брали все подряд в надежде поменять на нужную продукцию.

Мощным катализатором инфляционных процессов стал дефицит государственного бюджета, львиная доля его покрывалась за счет дополнительной денежной эмиссии. С 1985-го по 1989 г. разрыв между доходной и расходной частями госбюджета вырос с 18 до 120 млрд. руб., с 3,5 до 19% от национального дохода страны в пользу расходной части. Резкий рост дефицита государственного бюджета в эти годы объясняется двумя факторами: сокращением в результате антиалкогольной кампании поступлений в госбюджет от продажи ликероводочных и винных изделий (около 1/3 бюджета) и сокращением поступлений от внешней торговли. Государство имело значительный доход от разницы цен закупаемых на внешнем рынке и затем реализуемых на внутреннем рынке товаров. Достаточно сопоставить цену апельсинов, закупаемых приблизительно по 6 коп. за 1 кг и реализуемых советским трудящимся за 1 руб. 40 коп. С начала 80-х годов мировые цены на нефть, газ и цветные металлы резко упали, и правительство было вынуждено сократить импортирование промышленных товаров. Потребительский рынок, разогретый ажиотажным спросом, начал разрушаться на глазах.

Ситуация усугублялась неэффективной работой банковской системы и кредитного механизма. Если за период 1971-1985 гг. наличный оборот вырос в 3,1 раза при росте производства товаров личного потребления в два раза, то в безналичном обороте остатки банковских ссуд возросли в 4,7 раза - при росте ВОП (так измерялся в те годы национальный продукт) в два раза. Чтобы сбалансировать бюджет, государство начало кредитную экспансию. Кредит предоставлялся широко, не погашался в срок и не ориентировал производителей на получение прибыли.

Инвестирование в Советском Союзе приняло угрожающе большие размеры. Началось увлечение гигантоманией, что проявилось в утверждении дорогостоящих и неэффективных проектов, распылении средств по многочисленным объектам, превышении нормативных сроков строительства. В 1989 г. незавершенное строительство в СССР составило слишком значительную сумму - 180,9 млрд. руб., из них 39 млрд. руб. были сверхплановые. Мало того, что замораживались материальные ресурсы, но при этом еще и выплачивалась зарплата - свыше 6 млрд. руб., не имеющая товарного покрытия. Через инвестиционную сферу безналичные деньги переливались в ничем не обеспеченную наличную массу.

Ситуацию на потребительском рынке ухудшало положение в аграрном секторе экономики, с которым прямо или косвенно связано производство 70% товаров личного потребления. Неэффективное использование средств в сельском хозяйстве (ежегодно вкладывалось до 30% общей суммы инвестиций), огромные потери продукции из-за бесхозяйственности (30-40%), дотации из госбюджета (до 20%) для поддержки низких розничных цен на продовольствие привели к отставанию производства сельскохозяйственной продукции от спроса, к росту зависимости страны от импорта продовольствия.

В конце 80-х годов начался галопирующий рост заработной платы. С 1 января 1988 г. в соответствии с Законом "О государственном предприятии" трудовые коллективы получили большую самостоятельность в области оплаты труда. Денежные доходы населения в 1988 г. возросли на 41,4 млрд. руб., в 1989 г. - на 63,8 млрд. руб., прирост же национального дохода за этот период - 2,4%, а производства товаров личного потребления - 7,5%. В 1990 г. денежные доходы продолжали расти (14,4% за январь-сентябрь), национальный доход вырос на 2,5%, а производство товаров личного потребления на 6%. Зато денежная эмиссия в 1990 г. в три раза превысила ожидаемую, на 1 рубль приходилось товаров на 18 коп. (для сравнения в 1960 г. на 1 руб. приходилось товаров на 42 коп.). Огромные государственные расходы, связанные с крупными авариями (Чернобыль в 1986 г.), стихийными бедствиями (землетрясение в Армении в 1988 г.), подстегнули денежную эмиссию, усилили давление денежной массы на товарную, нарушили макроэкономическое равновесие. Ученые и практики заговорили о полном развале потребительского рынка.

По исследованию Всесоюзного НИИ конъюнктуры и спроса, из 1000 товаров без существенных перебоев к концу 1989 г. на рынок поступало лишь 106, т.е. средняя степень дефицитности составила 89%, а степень доступности - 11%. Не надо забывать, что в стране осуществлялось государственное регулирование цен, и официальная статистика не признавала наличия инфляции. Стали хронически дефицитны: гречневая и овсяная крупы, говядина, баранина, свинина, сосиски, сардельки, колбасы, кисломолочная продукция, творог, сыры, живая рыба, рыба соленая, пряная, сливочное масло, кофе, майонез, сахар, чай, кондитерские изделия. Начали переходить в разряд дефицита свежемороженая рыба, растительное масло, мука высшего и первого сорта, ржаной хлеб и другие продукты. Решению проблемы не помогали ни купонная, ни талонная системы. В некоторых республиках из-за дефицита наличных денег рубли начали заменять купонами многоразового использования (Украина, Беларусь, Узбекистан). Практически начало существовать два центра денежной эмиссии, против чего предостерегали как отечественные экономисты, так и западные эксперты (Д. Сакс). Тем не менее, накачка денежной массы продолжалась, резко усилилась инфляция, покупательная способность купонов была еще ниже, чем рубля. Единовременный рост розничных цен на потребительском рынке, спровоцированный, по существу, правительством, массовый уход товаров в теневую экономику привели к тому, что устранить диспропорцию между платежеспособным спросом населения и товарной массой могла лишь либерализация цен.

Переход от скрытой инфляции к открытой

Либерализация цен в России тяжело отразилась на российской экономике. При освобождении рыночных цен с 1 января 1992 г. ожидалось увеличение цен за год в три-пять раз. Однако цены на электроэнергию возросли в 60 раз, железнодорожные тарифы - в 37 раз. Это усилило давление на нижний предел цен на продукцию промышленности и сельского хозяйства, которые возросли соответственно в 33,8 и 9,4 раза. Резко снизилась рентабельность предприятий, сократился объем их собственных оборотных средств, быстро возросла кредиторская задолженность, зарплата выплачивалась несвоевременно, контроль над экономикой был потерян. Однако нельзя утверждать, что именно либерализация цен породила инфляцию. Либерализация обозначила переход от скрытой инфляции к открытой. Инфляционный потенциал, подготовивший стартовый ценовой шок, был накоплен в предшествующий период тотального товарного дефицита.

Данные об изменении инфляции приведены в табл. 1. Если за 1991 г. цены увеличились в 2,6 раза, то за 1992 г. - в 26 раз на фоне промышленного спада (20%). Избыточный спрос накануне освобождения цен был необыкновенно высок при слишком большом объеме денег в обращении относительно существовавшего низкого фиксированного уровня цен. Определить размер излишка денежной массы в 1991 г. помогла либерализация цен. После либерализации цены выросли в 3,5 раза, это значит, что в декабре 1991 г. количество денег в обращении превышало равновесный уровень в 3,5 раза.

Таблица 1. Ежемесячная инфляция
Год Месяц l потр. цен Темп прироста lпотр. цен

1992

Февраль

1,243

38

Март

1,613

30

Апрель

1,962

22

Май

2,197

12

Июнь

2,606

19

Июль

2,893

11

Август

3,153

9

1992

Сентябрь

3,531

12

Октябрь

4,344

23

Ноябрь

5,473

26

Декабрь

6,841

25

1993

Январь

8,606

26

Февраль

10,732

25

Март

12,889

20

Апрель

15,338

19

Май

18,099

18

Июнь

21,700

20

Июль

26,474

22

Август

33,358

26

Сентябрь

41,030

23

Октябрь

49,236

20

Ноябрь

57,114

16

Декабрь

64,539

13

1994

Январь

78,092

21

Февраль

85,823

10

Обзор экономики России ("Прогресс", 1993, 1994 гг.) за тот период свидетельствует, что инфляция начала усиливаться нарастающими темпами.

На этом фоне возрастали и наличная денежная масса (216 млрд. руб. в феврале 1992 г. - 13 304 млрд. руб. в декабре 1992 г.). Безналичный оборот увеличился с 325 до 23 878 млрд. руб. в ноябре 1992 г. И все-таки денежная масса отставала от реальных потребностей в силу опережающего роста цен на фоне промышленного спада. Индекс реального промышленного производства упал за 1992 г. с 98 до 80%, в январе 1993 г. он составил 75%, в январе 1994 г. - 62%. Все это усиливало инфляционный процесс. Росла межбанковская процентная ставка - с 2,5 в январе до 9,6% - в декабре 1992 г. и 17,5% в январе 1994 г. Начал расти номинальный обменный курс: 180 руб. за доллар в январе 1992 г., 416 - в декабре 1992 г. и 1247 - в декабре 1993 г. Экономисты заговорили о вхождении экономики в устойчивое состояние гиперинфляционных волн. Рост денежной массы и потребительских цен наглядно демонстрирует рис. 1.

Рост денежной массы и последующая инфляция

Рис. 1. Рост денежной массы и последующая инфляция
Дарья Исаева
Дарья Исаева
Россия, Липецк, ФГБОУ ВПО Всероссийский заочный финансово-экономический институт, 2012